Реновация Санкт-Петербурга по новым правилам

В апреле сделано два важных шага в продвижении программы реновации кварталов домов первых массовых серий. Во-первых, суд санкционировал продление процедуры в Петербурге на 10 лет. Во-вторых, в федеральный парламент из ЗакСа северной столицы отправился законопроект, где с учетом печального опыта предлагаются новые правила этого неоднозначного процесса.

Красносельский район стал площадкой, где обкатывается невиданное доселе явление: снос относительно пригодных для жизни пятиэтажек. ФОТО Александра ДРОЗДОВА

Реновация Санкт-Петербурга по новым правилам

Отсрочка по согласию

Начнем с вердикта Фемиды. Подоплека простая. В 2008 году, когда программа реновации (развитие застроенных территорий, РЗТ) в Петербурге стартовала, в нее были включены 23 территории в Калининском, Кировском, Колпинском, Красногвардейском, Красносельском, Курортном, Московском, Невском и Фрунзенском районах. На конкурсной основе отобрали двух инвесторов — ООО «СПб Реновация» (для 22 территорий) и ООО «Воин-В» (эта компания получила лишь одну территорию в Ульянке — кварталы 2А и 2Г). На сегодня сроки реализации программы по многим договорам истекли. Отдельные дома построены, но в целом программа провалилась.

Замысел администрации города изначально был привлекателен — разрешить возводить на месте обветшалых домов новые, повышенной этажности. Тогда инвестор сможет отбить затраты за счет прибавки квадратных метров с гектара городской земли. Жильцы-старожилы получат новые квартиры. Город же — улучшенную среду, причем без затрат из бюджета.

Увы, в реальности все оказалось намного сложнее. Где-то не удалось найти стартовых пятен (снос кварталов предполагался по «веерной схеме»), где-то новостройки вторглись в границы зон охраны объектов культурного наследия, а самое печальное, что дом (если он официально не признан аварийным), по нынешнему закону, невозможно снести, не получив согласия всех владельцев его жилых и нежилых помещений.

Некоторые старожилы используют ситуацию для откровенного шантажа: «Вместо однокомнатной квартиры в «хрущевке» дайте мне три трехкомнатные в центре», или: «Хочу вместо своей двушки не жилье, а 45 миллионов рублей», — звучало на слушаниях.

Мечта риелтора

Желаемых 45 миллионов за двухкомнатную «хрущевку», понятное дело, никто не дал. Теперь инвесторы, которые вложились в территории, пытаются их хотя бы сохранить за собой. Городу расторгать соглашение — ход невыигрышный. Потому что денег в бюджете на расселение стремительно ветшающих кварталов нет. Лет через тридцать те же «хрущевки» начнут разваливаться, причем разом.

При этом в Петербурге немало политиков и «общественников», которые критикуют программу реновации. Но нет ни одного разумного предложения от оппозиции, как поступать, чтобы если не все (в чудеса вряд ли кто-то верит), то хотя бы большинство горожан не чувствовали себя ущемленными. Про «мелочи» вроде протестов соседей — когда в квартале под развитие (снос) попадает часть домов, а жильцам остальных приходится долгие годы жить в окружении башенных кранов и тяжелых грузовиков, вдыхать пыль, при этом тоже забывают… Кстати, нет и ответа, что делать с точечными домами, — инвестору они неинтересны.

Читайте также:  Будущее реновации Санкт-Петербурга

В результате возникла идея мирового соглашения о продлении работ на 10 лет. Однако возникли возражения. Как ни крути, но такое соглашение существенно влияет на первоначальные условия конкурса: если бы сразу были заданы вдвое большие временные параметры, то и участников было бы побольше… Однако победа антимонопольного законодательства оказалась бы пирровой: старых инвесторов бы прогнали, а новые могли бы и не прийти (тем более в период отказа от долевого жилищного строительства и общего падения доходности девелоперского бизнеса).

Когда согласье есть

В этих условиях «листья» ветви исполнительной власти договорились. 1 апреля 2019 года Тринадцатым апелляционным судом был удовлетворен отказ ФАС от апелляционной жалобы о привлечении УФАС к участию в процессе для обеспечения контроля соблюдения антимонопольного законодательства при продлении программы «Развитие застроенных территорий Санкт-Петербурга» (дело А56-35261/2017). ООО «СПб Реновация» получило возможность остаться в кварталах до 2028 года.

В пресс-службе городского комитета по строительству заявили, что суд понадобился «в связи с невозможностью продления сроков договоров РЗТ, заключенных на торгах во внесудебном порядке. ООО «Воин-В» отказано в иске о продлении, и возможность обжалования исчерпана. По четырем договорам ООО «СПб Реновация» в конце прошлого года комитет имущественных отношений подписал мировое соглашение о продлении сроков программы на 10 лет, но Федеральная антимонопольная служба оспаривала это продление».

В КИО уточнили, что решение суда вступило в силу с момента опубликования полного текста решения суда (этот момент уже прошел).

«Компания «Воин-В» в судах всех инстанций проиграла, мировое мы также не смогли заключить. Но с учетом последних решений по «СПб Реновации» «Воин-В» может возобновить рассмотрение в суде ситуации по продлению сроков своего договора», — ответили нам. Руководитель службы по работе с государственными органами Дмитрий Михалев ответил нашей газете, что теперь договор продлен до 2029 года.

Читайте также:  Реновация сталинских домов в квартале «Малая Охта»

«Кроме срока, параметры остались теми же. Продление сроков дает нам возможность не только выполнить свои обязательства перед дольщиками и расселенцами в тех кварталах, где реновация уже стартовала, но и найти решения проблем, тормозивших программу в предыдущие годы. Речь прежде всего о синдроме «последнего жильца» и отсутствии стартовых пятен», — пояснил менеджер «СПб Реновации».

Все по закону

В компании рассчитывают, что готовящиеся поправки в федеральное законодательство помогут проекту. Оптимизм не теряют и в «Воин-В». «Учитывая, что договоры были продлены в судебном порядке, наши юристы сейчас анализируют ситуацию с целью подачи нового искового заявления о продлении срока инвестиционного договора о развитии территории нашего квартала Ульянки», — сообщила директор по развитию этой компании Рита Беспалова.

Теперь о поправках в законодательство. Петербургский законопроект предлагает ароматный пряник для жильцов неприватизированных квартир в РЗТ (не всем, а очередникам на улучшение) — внеочередное предоставление жилья. Не метр в старой квартире на метр в новой (это будет для тех, кто на очереди не стоит) — очередников станут наделять жильем так, как будто подошла очередь.

Но вводится и кнут — решение о сносе дома будут принимать квалифицированным большинством (две трети собственников помещений). Требовать сорок миллионов за «хижину дяди Тома» станет неперспективно.

Есть еще один законопроект — о расширении границ для переселения сносимого здания с квартала до муниципального образования. Это если свои программы РЗТ будут работать в городах — субъектах Федерации (Москва, Петербург, Севастополь). Считается, что петербургские идеи более подходят для всей России, чем московские. Все же денег у нас в городе меньше.

Как работает реновация в столице? В Москве своя программа была утверждена властями в августе 2017 года. В списке под снос значится 5171 дом (общей площадью 16,3 млн кв. м) — примерно 350 тыс. квартир, в которых проживают до 1 млн человек. В столичной мэрии обещали потратить на программу 400 млрд руб. за четыре года. При этом, как ни странно, недовольные там тоже есть, и их немало.

Голосуй, и не потеряешь

Архитектор, основатель и руководитель проектного объединения УНИКУМ Ольга Смоленская говорит:

«В Москве программа РЗТ реализована оптимально: открытым, честным, явным голосованием, где решение принимается большинством. Причем голосованием в простой форме через сайт госуслуг либо надо прийти и проголосовать лично. Были, на мой взгляд, печальные истории, когда состояние дома очень плохое, вплоть до аварийного, но находятся радикальные противники программы, желающие умереть в том месте, где родились, из-за которых дом сохраняется».

Вместо того чтобы переехать в новое качественное жилье, все жители старого дома вынуждены продолжать жить в худших условиях. Тем не менее только способ открытого голосования сохраняет за гражданами право частной собственности и предотвращает массовые волнения, которые бы непременно возникли в случае сноса домов городскими властями через решение в одностороннем порядке.

Читайте также:  Интервью с гендиректором «СПб Реновации» Андрей Репин

Адвокат, ведущий специалист коллегии в сфере жилищного, земельного, природозащитного (экологического) и градостроительного права московской коллегии адвокатов «Домбровицкий и партнеры» Станислав Станкевич не считает столичную процедуру прозрачной.

«Особенности реновации в Москве в том, что в нашем городе действует закон «О статусе столицы РФ», это федеральный закон. И из него следует, что условия реновации в Москве диктуют распоряжения мэрии. Мэрия же выпустила распоряжение, что есть первоочередные адреса для реновации. Там достаточно согласия двух третей владельцев жилья. При этом голосование происходит в электронной системе «Активный гражданин» в многофункциональных центрах.

Это вызывает критику. Учитывают голоса жильцов «по головам» (а ведь в одной квартире совладельцы — пять человек, рядом в другой, большей по площади, — один). Владельцы же нежилых помещений (а они на первых этажах есть) вообще не учитываются», — пояснил адвокат.

Когда были попытки оспорить результаты голосований, списки скрывались — на основании требований о защите персональных данных. Условия жесткие, поэтому были случаи, когда в домах удавалось провести собрание, чтобы перевести конкретный адрес во вторую очередь, где условия программы мягче и в решении судьбы здания участвуют владельцы нежилых помещений.

Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов признал, что основная цель реновации — повышение эффективности использования территорий для жилой застройки.

«Это значит — повышение этажности целых районов. Поэтому в программу попали не только малоэтажные дома, но и, например, кирпичные девятиэтажные здания», — рассказал юрист.

Вдобавок для переселенцев из районов реновации забирают дома, которые должны были идти очередникам. Но и переселенцы часто недовольны — они получают новые квартиры чуть большей площади, но с неудачными планировками. Не случайно столичные чиновники разработали такой алгоритм оповещения жильцов, чтобы как можно меньше людей могли сказать «нет» реновации. В общем, московская программа РЗТ прибавила хлопот правозащитникам.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 083 (6436) от 13.05.2019 под заголовком «До последнего жильца».

Источник

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector