Деятели культуры высказались об идее вернуть памятник Дзержинскому на Лубянку – Газета.Ru

Деятели культуры высказались об идее вернуть памятник Дзержинскому на Лубянку – Газета.Ru

Красный террор и чистые руки

Профессор напомнил, что в истории существует понятие «красный террор» — его проводником была как раз Всероссийская чрезвычайная комиссия, которую создал Феликс Дзержинский.

О восстановлении памятника феликсу эдмундовичу дзержинскому на лубянской площади. | радонеж.ру

Слушать: https://renovaciya5.ru/radio/2020/12/23/21-00

А.А. – Дорогие друзья, добрый вечер. В прямом эфире радио «Радонеж» протоиерей Александр Абрамов, настоятель московского храма преподобного Сергия Радонежского в Крапивниках. Я посчитал в разговоре с сотрудниками «Радонежа» перед началом эфира, что мы закрываем 9-й год, как я бываю в этой студии, общаюсь с вами. Обычно выходит так, что у меня бывают эфиры в последнюю неделю  в конце года. Мы по традиции подводим те или иные итоги прошедшего года. Хотел бы с вами поделиться своими впечатлениями об этих итогах сегодня, с радостью услышать ваши соображения.

Начну с того, что для меня важно в уходящем году. Когда мы обсуждаем, каков был 2020-й год – мы не можем обойтись без разговора об этой ужасной эпидемии, об ушедших отцах, братьях, сестрах, монахах и монахинях. Но о пандемии чуть позже, сейчас о совсем недавней ситуации. Мне важно донести до вас свои соображения по этому поводу. Несколько дней назад в общественном пространстве, в православных СМИ, на телеканале «Спас» обсуждалась идея организации «Офицеры России» и некоторых других возвратить на Лубянскую площадь в Москве памятник создателю ВЧК Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому. Такая инициатива выдвигается, как правило, каждый год накануне профессионального праздника работников органов госбезопасности. 20 декабря была создана Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем, которая известна как ВЧК, затем ОГПУ, затем НКВД, МВД, и так далее. Из года в год эта инициатива повторяется, и сейчас она приобрела серьезное звучание. И о том, какой могла бы быть и должна бы быть позиция Церкви, я хотел бы сказать первым делом. Потому что это показывает, насколько мы зрелые или незрелые, как мы реагируем на подобные вещи.

Звонок.

– Очень часто говорят о чудесных исцелениях. Я лично с этим не сталкивался. У меня есть один противный недуг. Не было у меня такого опыта, чтобы попался батюшка или целительный источник. Я не могу сказать, что все источники объехал, но тем не менее. Батюшки благословляют идти к врачу, принимать лекарства-но нет чуда исцеления. Не посоветовали ещё такой источник, чтобы можно было приехать, окунуться – и всё прошло бы. Объясните, пожалуйста, вроде бы я не могу не верить тому, что говорят по «Радонежу»-  но, с другой стороны, у меня нет такого опыта.  И часто это ставит меня в недоумение.

А.А. – Вы вполне можете не верить тому, что говорят на «Радонеже», потому что единственный, кому можно верить раз и навсегда – это Господь Бог, как написано в Евангелии. Всё остальное должно быть предметом вашего собственного размышления. Вы говорите, что никогда не сталкивались с опытом чудесного исцеления, но в ваш дом, вероятнее всего, также никогда не попадал метеорит, или вы никогда не сталкивались с австралийскими людоедами, или ещё какие-то ситуации не были в Вашей жизни. Но, факт, что у Вас чего-то не было в жизни – не значит, что это отсутствует вообще. Если бы дело было таким образом, что каждому на свете посылалось бы чудо, то чудо перестало бы быть чудом, а  стало бы фактом нашей обыденности.

 Вы говорите, например, я съездил к источнику – и всё стало нормально. Другой сказал бы: ну и что, и я съездил к источнику, всё стало нормально. Поиск и требование от Бога чуда – это то, чем искушает человека дьявол. Пусть тебе покажет Бог чудо, как самого Господа искушает сатана. Спрыгни с крыши храма, ведь сказано, что ангелы твои тебя сохранят. И Господь говорит: не искушай Господа Бога своего. Поэтому, как бы ни хотелось, мы не должны искать чудо. С одной стороны это высокомерно, а с другой, ни к чему не приведет, кроме разочарования. Господь – это не таблетка, не социальная служба, не Дом быта. Если вам говорят разумные врачи, что надо поступить так – то никто не отменяет необходимость лечения, обращения к специалистам, заботу о своём здоровье. Если есть болезнь, которая вас беспокоит, то об этом надо иметь попечение. И в то же самое время надо просить о милости, о помощи, о том, чтобы Господь Вас не оставил, а не о чуде. Если перестанете дожидаться чуда, то эта помощь будет к вам ближе. И Вы примете то, что с вами происходит, будете стараться найти решение этой жизненной ситуации, чего я от всей души вам желаю.   

– Если люди хотят восстановить памятник Дзержинскому, то они признаются в том, что он осиротил детей, которых сам же и поднимал. Когда говорят, что он что-то хорошее сделал – а по какой причине произошло плохое, которое он должен был исправить? Или люди не знают историю, или ещё хуже, если они лукавят. То есть они признают то, что он творил, сколько было убийств! Значит, они согласны с тем, что он сделал. Я первый раз слышу, что памятник хотят восстановить. Дзержинский столько плохого сделал, что я не понимаю, как можно выдвигать эту идею.

 А.А. – Я рад, что ваш звонок полагает начало нашему сегодняшнему обсуждению этой темы, потому что она мне кажется принципиальной. Приходят люди, которые говорят: мы в советские годы были офицерами, для нас Дзержинский – это пример чистоты,
порядочности, духовности. Мы все служили, и он для нас был идеалом. Многие офицеры служили, имея его в качестве образца преданности своей стране. Я читаю много комментариев по этому поводу. Большинство из них вялые и примирительные. Если людям нравится этот человек, то мы принимаем, что он атеист, богоборец, но мы знаем, что многим он симпатичен. Поэтому главное – это мир. Давайте не будем возвращаться к тому, что нас разделяло в нашей истории. Не будем ворошить прошлое – есть такая позиция. Для меня большая честь быть одним из ведущих радио «Радонеж», говорить с вами в прямом эфире. Я уже рассказывал, что за 9 лет что я нахожусь у микрофона – с моим участием вышло  несколько сотен программ. Мне ни разу никто не позвонил и не сказал: говори это, или не говори это. Радио «Радонеж» оказывается одним из самых свободных СМИ нашей страны. Для меня предметом радости и благодарности обществу «Радонеж» и радио «Радонеж» является следующее. Когда в очередной раз возникла эта ситуация вокруг памятника Дзержинскому, общество «Радонеж» выступило с открытым обращением, прямо и ясно сказало: «Дзержинский – это преступник».

 Мы не выделяем отдельно Дзержинского. Его собственный греховный багаж как руководителя ВЧК, как государственного деятеля страны, которая опрокинула историческую Россию, таков, что верующие люди ни при каких обстоятельствах не могут поддержать восстановление ему памятника на Лубянской площади, на месте страданий многих людей. Мы не можем сказать: давайте будет церковный мир, давайте будет мир в нашем Отечестве. Мир не может быть достигнут за счет того, что страдания одних будут обесценены, а грехи других людей возведены в достоинство. Это то, о чем вы сейчас сказали. Мы позже вернемся к этому более подробно.

Я сегодня разговаривал со своими студентами, спросил, что они знают о Дзержинском. Оказалось, не очень много. А следующие поколения вообще не будут знать ничего. К ним придут и скажут: давайте восстановим этот памятник, потому что это был серьезный человек. Он победил беспризорность. Например, в начале 20-х годов в будущем Советском Союзе было 7 миллионов беспризорных. И это хитрая уловка. В 1916-м году уже вовсю шла Первая Мировая война. И в детских домах Царской России было 29 тысяч бездомных. А в 18-м году – 7 миллионов. Откуда эти бездомные взялись? 29 тысяч в огромной стране – это просто матери бросили своих детей, подбросили их где-то к храмам, к монастырям, к домам призрения. А 7 миллионов – это дети, разлученные со своими родителями, дети убитых в годы Гражданской войны. Эти дети – жертвы Гражданской войны. Как же вы можете уравнивать?

 Давайте называть вещи своими именами. Дзержинский сначала создал беспризорность, а потом решил эту проблему созданием трудовых коммун, и так далее. Для православного христианина важно быть во всеоружии знания. Потому что к вам придут и скажут: нет ничего страшного. Но страшное есть, потому что говорится: «Какое согласие у Христа с Велиаром?». Если вы верите угодникам Божиим, если почитаете подвиг новомучеников – то как же вы можете любить мучителей? Почему тогда не поставить памятник, например, Малюте Скуратову? Тоже известный крупный деятель. Но если вы почитаете подвиг тех, кто был убит, как вы можете одновременно почитать и убийцу? Вы должны решить для себя. А если вам кажется, что это вопрос неважный, то вам надо проверить свою совесть. Потому что потом обязательно начнется разговор: послушайте, но ведь было много хорошего! Я сам с удовольствием участвую в таких разговорах. Я как ребенок 70х-80х скажу: конечно, было много хорошего. Я мог свободно выходить на улицу, играть в хоккей, всё стоило дешевле, трава была зеленее. Но это феномен моей молодости, нельзя сравнивать.

 Когда нам, нынешним, говорят:
было застрелено столько-то тысяч человек, но зато выпущено столько-то тонн стали – то сравнивать это нельзя. Те люди, которые покусились на историческую Россию, сломали её вековечный уклад, атаковали зеницу ока России, её церковь, причем омерзительным образом!

Читайте также:  Реновация в районе Красносельский - новости, стартовые площадки, дома под снос

 Я вам рассказывал, как специально в Страстную неделю Великую пятницу пытались официально включить в календарь как безбожную пятницу. Как на современной площади Большого театра в Москве построили памятник Иуде Искариоту как одному из революционеров. И многие другие факты.

Христианин должен давать оценку таким вещам, потому что, в противном случае он соглашается с тем, что нет истины, что есть правда одних и правда других, а настоящая истина где-то посередине, среднее арифметическое между точкой А и точкой B. А правда всегда у Бога, истина всегда у Бога, она у тех, кто любит Бога.

Еще звонок.

– Я в понедельник звонила, делилась впечатлениями от встречи с покойным Амвросием Юрасовым. Я говорила, что все батюшки хорошие, но есть батюшки, которые отвечают, как никто. Это Александр Абрамов, Артемий Владимиров, покойный Амвросий Юрасов и Дмитрий Смирнов. Вопрос у меня такой. По совету наших прихожан я посмотрела фильм про монахиню Феофанию, настоятельницу Покровского храма Матроны. Я не буду передавать, что я видела. Кто хочет, тот сам посмотрит. Там было сказано, что она из Матроны сделала культ. Передо мной уже несколько дней стоят две иконы Матроны. Во-первых, многие помнят её маленькой, глазки ввалившиеся. Но на этой иконе Матрона высокая, мужественная. Левая рука лежит у неё на груди, а правой она как будто отталкивает: отойдите от меня! Может быть, я ошибаюсь, но я была в этом храме два раза, просила мне помочь. Мне не помогло, это, может, не из-за этого, но мне стало ещё хуже. Объясните, пожалуйста, после того, что я вижу перед собой, можно молиться или нет? Или это моя ошибка?

 А.А. – Нужно молиться тем святым, которых вы любите, с которыми у вас установились отношения. Я знаю по себе, что с некоторыми святыми отношения устанавливаются не сразу. Ты можешь сначала с ними спорить, не соглашаться, считать слишком строгими, безразличными к тебе. А потом ты начинаешь понимать, что они любят так, как ты почти ни в ком не встречал.

 И ты начинаешь им доверять. Если начинаешь им доверять, ты обращаешься со всё более искренними просьбами, просишь о самом главном. Поэтому, если у вас с Блаженной Матроной пока не установились отношения – то пока и не надо их устанавливать. Она сама вас найдет, а, может быть, вы её.

 Относительно того, как изображают на иконах тех или иных святых. Это интересный вопрос. Преподобного Серафима Саровского, как мы знаем, избили разбойники. Его довольно часто изображают на иконах в виде согнутого старичка с горбиком. Блаженная Матрона была слепой, её часто изображают на иконах с закрытыми глазами. Но здесь есть что-то неправильное. Почему? Потому что икона – это изображение того или иного угодника Божьего в Царствии Небесном, изображение его духовной сущности, изображение его как человека святого и воскресшего в обоженом теле.

 Как в Царствии Небесном Преподобный Серафим будет горбатым? А Матрона – слепой? Конечно, нет. Всё то, что причинено им было страданиями земной жизни – сотрется, и они будут прекрасными, такими, как они задуманы Богом. А их красота связана с их внутренней близостью ко Христу. Поэтому возможно, неправильно изображать их с увечьями. Но это вопрос для дискуссии. Если разговор с Блаженной Матроной у вас не идет, как-то смущает – отложите этот разговор. Наверняка есть святые, которые вам ближе. По-человечески говоря, кто вам больше нравится. Пока у вас с ними будет самый хороший разговор, духовная дружба.

– Я согласен с вами по поводу Дзержинского. Я этот вопрос изучал, знал систему изнутри. Вы знаете, как хитро они действуют? Это дети лжи и дьявола. Они говорят, что он хороший, ликвидировал беспризорность, восстановил разрушенные железнодорожные сообщения, ещё что-то восстановил. А кто всё это разрушил? В 1916 году перед революцией не было никакой беспризорности, не было разрушенных железных дорог, не было разрушенной жизни в России! Большевистские исчадия ада разрушили это всё. Они хитро делают: когда он восстанавливал – берут только часть и показывают его хорошим. Я слышал от Сергея Михеева, верующего политолога на «Вести FM», что культ Дзержинского начали возвеличивать в 60-е годы при Хрущеве. А Сталин его называл троцкистом.

 Дзержинский создал зловещую организацию. У многих висит его портрет. Но люди просто не понимают, у них однобокие знания. Нужно слушать пастырей Церкви, которые говорят, что гонители Церкви не могут быть друзьями человека.

А.А. – Я с вами солидарен. Памятник Дзержинскому не разрушен, он находится в Москве, в одном из парков. Специально не буду его называть, чтобы вы туда не пошли.

 Было потрачено несколько десятков миллионов рублей, чтобы очистить этот памятник. С художественной точки зрения памятник действительно хороший, создал его известный скульптор Вучетич. Но здесь во всём лукавство. Когда ты слышишь слово «офицер»-  с чем ты обычно должен его ассоциировать? Честь, присяга, достоинство. Дзержинский был дворянином, пусть из захолустной части Российской Империи, но дворянином. Дворянин нарушил присягу, которую любой дворянин автоматически обязан приносить своему государю. Этот человек, изменивший чести, присяге. И мы его будем поднимать на знамена?

 Когда Россия явным образом выигрывала вместе со своими союзниками Первую Мировую войну – то разгром Германии отсрочил только приход большевиков к власти. Только предательский Брестский мир, заключенный большевиками, позволил Германии сохранить остатки своих достижений в Первой Мировой войне. Большевики все предреволюционное время агитировали за то, чтобы война превратилась в гражданскую. Обратить свои штыки против своего командования.

 Скажите, как называется ситуация, при которой вас приглашают дезертировать? Приглашают обратить оружие против своего законного правителя? Приглашают превратить войну в гражданскую? С точки зрения любой этики, любой нравственности, даже и нехристианской – это называется изменой.

 Нам предлагают за образец человека, лишенного чести, порядочности, достоинства. Человека, лишенного патриотизма, как бы мы ни называли: патриотизм Российской Империи или патриотизм Советского Союза. Человека, который был сторонником разжигания мировой революции по лицу всея земли нам здесь представляют как нравственный идеал. Замечательного хозяйственника, любителя прекрасного и друга детей, человека, создавшего систему органов госбезопасности.

Я бесконечно много раз задавал вопрос сотрудникам органов госбезопасности: «Скажите, а что, у нас до 1917 года разведки не было?» – Оказывается, это далеко не так. У нас была одна из лучших разведок Европы. У нас не было контрразведки? Была. Наша контрразведка имела одну из штаб-квартир в Париже, она мощно действовала по всему миру. У нас система органов спецслужб известна с XVII-го века.

 Так  почему же мы не поставим памятник Ордын-Нащокину? Где памятник Брусилову? Где памятник офицерам генерального штаба времен Первой Мировой войны? Я назову вещи своими именами, как бы это кому-то могло бы и не понравиться. Если вы будете поднимать на свои стяги упырей – то будете жить в упырском царстве.

– Это Евгений Никифоров. Я бы хотел продолжить тему с Дзержинским. Эта история с беспризорниками – последняя капля, которая перевешивает всё. Дзержинский не спас детей. Он их отловил по всей России с улиц, из подворотен.

 Куда они делись, эти 8 миллионов? В коммуны. Единственная коммуна, которая удалась –  это коммуна Антона Семеновича Макаренко. И тот чуть ли ни сел в ГУЛАГ, потому что ему вменили буржуазные порядки, которые якобы насаждались в коммуне. Парень еле ноги унес.

 Были созданы так называемые детлаги. Эти детлаги находились в Карелии – громадные, чудовищные, вонючие. Там атмосфера была хуже, чем в обычных лагерях для взрослых. Там дети погибали. Дзержинский просто изловил эти 8 миллионов и убил. Поэтому никакого детолюбия там не было, там было правительственное задание – убрать с глаз долой этих детей и умертвить их. Что, собственно, и произошло. Братья и сестры, этому человеку нет никакого оправдания! 

А.А. – Радио «Радонеж» отстаивает честь православной Церкви на фоне тревожащего молчания многих. Молчанием предается Бог.

– Это просто малодушие. Мужчины не называют вещи своими именами. Вот что происходит, когда они не могут встать в полный рост и сказать, что видят. Когда они не в состоянии быть по-настоящему откровенными и искренними.

 Подумайте, куда делись эти 8 миллионов? Это даже не додумывается. Все мысли не додумываются до конца, отсюда всё и происходит. Спасибо, что подняли эту тему, она принципиальная.

А.А. – Она принципиальнейшая. Спасибо, дорогой Евгений Константинович!

 Мы любим и уважаем тех офицеров, которые стоят на защите безопасности нашей страны. Это безопасность внутренняя или безопасность внешняя. Но офицер – этот тот человек, который всегда подтверждает высокую честь носить погоны.

 У нас, к сожалению, как и во всем мире, как и везде, офицер – это не гарантия порядочности. У нас были и предатели в офицерских погонах, и изменники в генеральских. Вот вам пример: генерал Власов. Можно было дослужиться до очень высоких погон – и быть изменником. К сожалению, на определенных этапах исторического пути такие ситуации были нередкими. Поэтому, одно дело – люди, которые несут высокое служение. Для которых идеал служения Родине, своей земле – превыше всего. А есть приспособленцы. Есть преступники. К сожалению, мы сталкиваемся по решениям суда и по знанию нашей истории и с такими.

Неполезно и невозможно для души недодумывать. Если вы поддерживаете преступника, который атаковал церковь, делал это изощренно, который умело устраивал лагеря – вы на стороне упырей. При Дзержинском появляется практика заложничества. Вам дают листочек, на нем печать и подпись: «Для Дзержинского». Яков Блюмкин, известный убийца посла Мирбаха, тот человек, благодаря которому развернулась тема Брестского мира, вспоминает, что вы можете вписать на этот листок любую фамилию.  Это ордер на арест. ВЧК – это такая организация, которая не очень хотела выпускать людей из своих лап.

Читайте также:  какую квартиру получим?. - Какая квартира положена по реновации

И нехорошо, когда люди ведут свою генеалогию от работы в спецслужбе со времен Дзержинского, а не от, например, царской разведки или царской контрразведки. Чтобы подтвердить слова Евгения Константиновича, скажу следующее.  Когда я начал работать в отделе межцерковных связей Московского патриархата –  он находится в Даниловом монастыре, это длинное здание рядом с Троицким собором-  то подумал: что за интересная система в этом здании? Длинный коридор, комната налево, комната направо, налево, направо. Пошутил, говорю: как камеры! Оказалось, как в воду глядел. Это был детприемник.
Детей сажали в камеры, потом распределяли в концентрационные специализированные детские лагеря на разные работы. Эти лагеря просуществовали довольно долго. Рост детской преступности был связан и с нищетой, и с тем, что дети потеряли родителей, и с тем, что в стране царил хаос. Хаос, который не возник сам по себе, но был принесен большевиками.

– Меня в паломничество в 2022 году взяли в Москву. Меня повозили по святым местам. Мы были в городе Дзержинске. Не помню название монастыря, напротив него находился памятник Дзержинскому. Пока монастырь был закрыт, памятник стоял. Причем Дзержинский на памятнике грозил кулаком монастырю. Когда монастырь восстановили, начались службы и звоны – памятник рассыпался в прах. Это было потрясающе!

 Мне показывали на том месте клумбу. Чтобы он все-таки сохранился – на  его месте стоит маленький бюст из черного гранита Его поставили напротив Администрации. 

А.А. – Спасибо за ваше свидетельство. Исторически на Лубянской площади никакого памятника Дзержинскому не было. Но там был фонтан, он сохранился. Сейчас перенесен в другое место.

 И коль скоро мы можем предвидеть, что будут сторонники, чтобы этот памятник поставить, будет и много противников. Если говорить об исторической справедливости- то инициаторы возвращения памятника Дзержинского говорят: мы хотим восстановить историческую справедливость! А вы не хотите-спросим мы – восстанавливая историческую справедливость, для начала восстановить Чудов монастырь? А вы не хотите восстановить Страстной монастырь, разрушенный вашими «героями»? А вы не хотите восстановить десятки и сотни тысяч храмов, которые были снесены вашими кумирами?

 День работников органов госбезопасности, 20 декабря – это день памяти Антония Сийского, замечательного северного святого. Хотите исторической справедливости? Поезжайте в монастырь и посмотрите, как он далек от восстановления! Он находится в тайге, туда, как бы Гоголь сказал, три года скакать – не доскачешь. А вы в большинстве своем вполне удачные люди, у вас жизнь сложилась. Может быть, вы скинетесь и восстановите монастырь Антония Сийского, день памяти которого пришелся на день работников органов госбезопасности?

Историческая справедливость не может восстанавливаться избирательно. Тогда должны повсеместно ставиться памятники и тем, кто пал жертвой преступного нарушения принципов справедливости и закона. Сколько разрушений в Кремле, сколько разрушений в Москве, сколько разрушений во всей стране! Это ведь тоже историческая справедливость.

– Мы прочитали в книге «Православие в России и представители церкви», что когда было тяжелое время предреволюционное, император Николай II был готов решиться на такой странный, на первый взгляд, шаг, как установление патриаршества. Когда спросили, кого император видит на месте патриарха – он ответил, что готов оставить престол и передать его своему сыну Алексею при регентстве императрицы и брата Михаила, а самому принять монашеский постриг и предложить патриархом себя. Члены Синода оказались не готовы к этому повороту истории, они просто растерянно промолчали. Николай II удалился, расстроенный. К сожалению, был упущен такой шанс. Россия могла пойти по иному пути. Никто не поддержал государя, не стали поминать его, а поминали Временное правительство. Это ли не предательство?

 А.А. –  Что он собирался восстанавливать патриаршество, выдвигал свою кандидатуру – не подтверждается никакими фактами. Государь – это государь, патриарх – это патриарх. В истории нет примеров, чтобы глава государства был одновременно и высшим руководителем церковных структур, за редчайшими исключениями. Поэтому бессмысленно обсуждать, как именно все пошло.

Первым патриархом после восстановления стал святейший патриарх Тихон. Как мы можем Богу не быть благодарными за то, что в тяжелейшее время Он послал нам такого великого и мудрого человека?

 То, что могло бы быть, прошло мимо. А Бог дал церкви настоящего отца. Он служил очень тихо, службы Святейшего были совсем неэффектными. Однако собирались на эти службы тысячи людей!

 Надо не искать здесь какой-то подвох, а благодарить Бога за то, что Он в начале тяжелейших испытаний дал нам прозорливца и пророка.

– Я уважаю ваше мнение не только как священника, но и историка. В продолжение вашей темы, что разведка были никак не с 20 декабря 1917 года, а гораздо ранее. У Александра Невского были свои разведчики в Золотой Орде, которые приняли православную веру и помогали ему. И далее: так же  у Ивана Грозного, Петра I, и прочих. Историки с Лубянки лукаво умалчивают, не говорят об этом. Они возносят 20-е декабря, что совершенно неверно. Многие люди просто не знают.

 Ещё интересный момент. Гитлер во имя своей безумной идеи нацизма со своими соратниками положил своего же населения немцев от 6 до 8 миллионов человек. Ленин же, со своими соратниками во время безумной большевистской мировой революции «у всех отобрать всё поделить» и гражданской войны положил от 12 до 15 миллионов людей, красных и белых, всех подряд. Потом более 3 миллионов погибло от страшного голода во время гражданской войны. Ленин в 3 раза больше угробил своего народа, чем Гитлер. Гитлер опозорен и проклят, а Ленин лежит у нас в центре Красной площади до сих пор.

А.А. – Вы подметили очень важную вещь. Для того, чтобы у нас сложилась эффективная система госбезопасности, разведка и контрразведка, понадобилась революция? А до этого мы что, в носу ковыряли?

 Некоторые исследования показывают, что Куликовская битва прошла при участии некоторых князей, которые, формально выступая на стороне Мамая, занимали пророссийские позиции. Они просто были перевербованы князем Дмитрием Донским. Тому есть немало подтверждений.

 Когда нам хотят сказать, что за всё хорошее мы обязаны революционному времени – в это верить нельзя.

 За разговором о ситуации с Дзержинским мы не успели обсудить многие итоги года. Назову ещё две вещи, одну горькую, другую обнадеживающую и радостную.

 Горькая вещь из итогов, которые касательно нас прошли в сознании – это превращение Святой Софии в мечеть. Безусловно, это мистически значимое событие, когда храм, который так или иначе стал родиной нашего православия, главный храм Константинополя, превращается в действующую мечеть. Что-то очень серьезное происходит в мире, что нам предстоит ещё обдумывать, осмысливать, что нам придется рано или поздно высказать прямо. Это то, что нам предстоит в новом году подвергать анализу.
И хорошая вещь. Обычно мы говорим о пандемии как о времени, которое принесло страдание и боль, смерть людей, закрытие храмов, тревоги и волнения. Многие из нас потеряли работу.
Но есть нечто очень важное. Многие из нас стали ближе. Мы оценили, как важна нам церковь. Мы избавляемся от лицемерия, мы стали прямее и открытее. То, что мы стали ближе – это тоже важный итог года.

Друзья мои, пусть хранит вас Бог в новом году, пусть мир будет в вашем сердце. Дай нам всем Христос счастья и покоя, избавления от бед. Пусть Бог любви с вами пребудет. Всего доброго. С вами был протоиерей Александр Абрамов. 

Дорогие братья и сестры! Мы существуем исключительно на ваши пожертвования. Поддержите нас! Перевод картой:

Другие способы платежа:      

Памятник дзержинскому как отвлекалка от проблем

Щелк! Снова повернули подзабытый уж вроде «рубильник», – сага о возвращении памятника Дзержинскому на прежнее место, Лубянку, приросла очередной страницей. Вновь группа представителей общественности публично выступила «за». Вновь поднялась вокруг этого события шумиха. Вольно или невольно, но получился такой интерес, который притягивает теперь внимание людей к Лубянской площади…

«Когда мы говорим о необходимости возвращения памятника Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому на Лубянскую площадь Москвы, мы говорим даже не столько об историческом, сколько об историко-культурном значении этого монумента, — написано в подготовленном обращении к руководству Москвы. — Как реальный исторический политический и государственный деятель Феликс Дзержинский до сих пор, по крайней мере, для части нашего общества, безусловно, продолжает оставаться, что называется, спорной фигурой. Но так уж случилось, что памятник ему работы Вучетича и Захарова, как памятник трагической и великой эпохи революций и потрясений, абсолютно бесспорен».  

Под этим ходатайством подписалась группа писателей, блогеров и журналистов, среди которых Захар Прилепин, Игорь Молотов, Александр Проханов, Дмитрий Пучков, Леся Рябцева, Семен Пегов и другие.

Конечно, авторы обращения не игнорируют проблему с политической и идеологической «начинкой» предлагаемого ими решения. И пытаются найти ему логическое оправдание:

«Возвращение памятника Феликсу Дзержинскому… на исторически обусловленное место его установки, на Лубянскую площадь, никоим образом не подменяет установленный на этой же площади Соловецкий камень, а, напротив, если хотите, дополняет его. Потому что это всего лишь разные грани истории нашей страны. Которую надо любить и принимать такою, какая она есть».

Дополнительными аргументами в пользу принятия такого решения, по мнению инициаторов нынешней акции является то, что монументальная скульптура Федикса Эдмундовича «успела стать безусловной частью исторического и культурного ландшафта нашей столицы», «одной из своеобразных «визитных карточек» исторического центра Москвы». Но на месте этой «визитной карточки» «зияет сейчас совершенно неправильная и ничем не заполняемая пустота».

Авторы нынешнего ходатайства «за Железного Феликса» подчеркивают, что они в данном случае высказывают мнение многих своих коллег. В сообщении РИА «Новости» цитируется пояснение Игоря Молотова: «Я не успевал записывать желающих подписать это обращение. Ко мне звонили большое количество писателей, блогеров и журналистов… Беспрерывно идут заявки от топовых писателей и журналистов. Оказалось, это очень многим нужно».

Читайте также:  Москва, СВАО. Массовый снос гаражей. Нужна помощь журналистов | Пикабу

Судя по опубликованной уже в СМИ информации, предложение о камбэке бронзового Дзержинского, одобренное упомянутым «большим количеством писателей и блогеров», вызывает неоднозначную реакцию. Например, появилось публичное заявление известного режиссера Владимира Бортко, что он поддерживает такую идею. Глава комиссии Мосгордумы по культуре и массовым коммуникациям Евгений Герасимов, подчеркнул в своем интервью новостному агентству, что решение о возвращении монумента на Лубянку следует принимать с учетом мения москвичей. А пресс-секретарь Президента РФ Дмитрий Песков на вопрос об инициативе заявил на брифинге: «Вопрос не патриотический, а провокационный. Он находится в прерогативе городских властей, оставлю без ответа».

Судьба бронзового Эдмундовича на Лубянке – один из «скрытых очагов возгорания», которые тлеют в современной Москве уже десятилетиями. В числе прочих таких очагов — вынос тела Ленина из мавзолея, переименование станции метро «Войковская»… Периодически столь неоднозначные для многих темы раздувают, они начинают искрить. Но потом все снова успокаивается без принятия каких-либо конкретных решений. До следующего обострения идеологической болезни.

Вопрос, надо ли было в очередной раз бередить болезненненную рану в виде памятника Дзержинскому на Лубянке именно сейчас, когда в российском обществе и так достаточно горячо, сам собою приходит в голову. Невольно закрадывается подозрение, что проблема прописки бронзового творения скульптора Вучетича нынче может быть использована в качестве такого отвлекающего маневра. 

Впрочем сам результат такого решения кажется на 100% предсказуемым.

Ну пошумят москвичи в очередной раз по поводу возвращения монумента на площадь перед зданием ФСБ. В очередной раз выяснится, что единого мнения на сей счет в обществе не существует. Значит, надо затевать общегородской референдум. А он ну очень не к месту в условиях все еще грозной эпидемии! Вот и все. Февральский эпизод саги про скульптуру Железного Феликса на этом закончится. И весь пар эмоций народных в свисток уйдёт. Пусть даже не весь, но часть его.

К слову сказать, памятник Дзержинскому, установленный на Лубянке в 1958-м, даже во времена СССР был притчей во языцех. Кто-то с пиететом относился к «пламенному борцу за светлое будущее человечества», а кто-то относился к нему, а, значит, и к его бронзовому воплощению очень негативно. Подавляющее большинство таких оппозиционеров по вполне понятным причинам не афишировали свои чувства. 

Критически настроенные советские граждане отделывались в основном передачей из уст в уста произведений народного творчества, в которых обыгрывалось то, что монумент Дзержинскому установлен на изолированном островке посреди площади. В связи с такой недоступностью одинокой фигуры «главного чекиста», этот памятник в обиходе заслужил прозвище «Робинзон Крузо».

Гулял по городу также анекдот. Спрашивают у армянского радио, какой памятник у нас самый дорогой? Армянское радио отвечает: конечно, памятник Дзержинскому. Ведь даже чтобы возложить к нему цветы, надо милиционеру 3 рубля штрафа – заплатить за переход улицы в неположенном месте!

Однако изредка находились смельчаки, которые рисковали действием показать свое отрицательное отношение к увековеченному в металле персонажу. Документальные материалы о покушениях на творение скульптора Вучетича были тщательно засекречены. Но автору этих строк удалось узнать об одном из подобных ЧП, которое получилось весьма громким. В прямом смысле слова.

Об этой «партизанской вылазке» рассказал мне много лет назад Василий Кузнецов (так просил называть себя этот человек), который долго проработал в «доме на Лубянке».

В биографии офицера госбезопасности Кузнецова был период, когда ему регулярно приходилось дежурить «на фасаде» (гуляли, помнится, в советские годы круглосуточно такие неприметные товарищи в штатском вдоль стен главного здания КГБ). Однажды ранним утром вдруг поступил сигнал: на постаменте памятника Дзержинскому появилась какая-то надпись. «Меня с напарником сразу направили туда, – вспоминал Кузнецов. – Смотрим: действительно, на тумбе наискось черной краской буквы выведены: «Убийца русского нар…» Тот, кто писал, видно, испугался чего-то и сбежал, не закончив последнего слова. Но как ему удалось подобраться к памятнику? Ведь ночью площадь совсем пустынная, и этого человека должны были заметить и наши сотрудники, и постовые милиционеры… Впрочем, погода тогда выдалась подходящая для такой затеи, – дождик моросил, все серой мглой затянуто». Крамольную надпись смыли буквально через считанные минуты. А вот удалось ли разыскать самого «диверсанта», Кузнецову не известно.

Памятник напротив дома кгб

Памятник государственному и политическому деятелю СССР, основателю ВЧК Феликсу Дзержинскому открыли 20 декабря 1958 года в Москве. Его разместили на Лубянской площади (тогда она называлась площадью Дзержинского), напротив главного здания КГБ. Памятник создали монументалист Евгений Вучетич и архитектор Григорий Захаров.

Он простоял там до конца лета 1991 года. Вечером 22 августа после августовского путча тысячи людей собрались возле здания КГБ и стихийно решили повалить памятник Дзержинскому. Монумент весил 11 тонн, поэтому при падении мог разрушить прилегающие конструкции метро, а также повредить себя.

Чтобы не допустить этого, народный депутат СССР и заместитель председателя Моссовета усмирил толпу и предложил срочно снять памятник с постамента. Его убрали в тот же день и в октябре поместили в парк искусств «Музеон» вместе с другими снятыми с постаментов скульптурами.

Передумали бы после встречи

Игорь Молотов отметил, что заявки желающих подписаться под обращением поступают непрерывно. Он подчеркнул, что уже не успевает их записывать — за последнее время получил множество звонков от писателей, журналистов и блогеров, в том числе топовых.

«Оказалось, это очень многим нужно», — сказал он.

Профессор кафедры политической истории НИУ ВШЭ, директор Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий, доктор исторических наук Олег Будницкий рассказал «360», что не поддерживает эту идею.

«Люди понятия не имеют об истории, ничего не знают о Дзержинском на самом деле, ничего не знают, как на самом деле работала ЧК. Дело даже не в историческом невежестве, а просто в устройстве, головы у них так устроены. Ну, это их проблемы», — отметил он.

Будницкий подчеркнул, что авторов инициативы и тех, кто ее поддерживает, стоило бы отправить «на встречу к товарищу Дзержинскому в 1919 год». Хватило бы двух-четырех часов — после этого «у них бы пропала охота подписывать такого рода требования».

Он отметил, что в обществе к Дзержинскому относятся неоднозначно потому, что все люди разные.

«Я исхожу из того, что люди у нас разные и головы у них по-разному устроены, но я думаю, что никто из этих людей не является сторонником бессудных расстрелов, уничтожения людей по классовому признаку, сторонником того, что следователь сам проводит следствие, сам выносит приговор и сам приводит его в исполнение, и так далее», — отметил он.

Будницкий отметил, что хотел бы думать, что ни Проханов, ни Прилепин этого бы не желали. Профессор пояснил, что люди создают себе «мифологизированную историю» и ведут себя соответственно тем мифам, которые придумали сами или услышали от других.

«Ну или не ведут, а пишут там какие-то письма, декларации и прочее. Мы все понимаем, что памятник Дзержинскому — это символ. Если они тоскуют по таким вещам — бессудные расстрелы и так далее, то как это можно комментировать? Никак», — подчеркнул Будницкий.

Позиция вторая. «какая бы она ни была, это наша история»

Игорь Наход­кин, пред­се­да­тель МОО «Вым­пел»:

Памят­ник вооб­ще не надо было сно­сить. Во-пер­вых, какая бы она ни была, это наша исто­рия, вычёр­ки­вая нашу исто­рию каж­дые 50–70 лет, мы лиша­ем себя исто­ри­че­ско­го насле­дия. Кто бы что ни гово­рил, Дзер­жин­ский мно­го тогда сде­лал для стра­ны.

Я когда малень­кий был, смот­рел фран­цуз­скую коме­дию, где герой гово­рил: «Давай встре­тим­ся у памят­ни­ка Напо­лео­ну». Я тогда уди­вил­ся, как это они мог­ли поста­вить ему памят­ник, вра­гу Рос­сии. Но он был пра­ви­те­лем, исто­ри­че­ской фигу­рой, да и бороть­ся со сво­ей исто­ри­ей нет смыс­ла. Нация, кото­рая не зна­ет сво­ей исто­рии, не име­ет буду­ще­го. Я под­дер­жи­ваю его возвращение.

Позиция первая. дзержинский — символ возврата к советским традициям и социализму

Вале­рий Кисе­лёв, осно­ва­тель Фон­да вете­ра­нов и сотруд­ни­ков под­раз­де­ле­ний спе­ци­аль­но­го назна­че­ния и спец­служб орга­нов гос­бе­зо­пас­но­сти «Вым­пел-Гарант»:

Воз­вра­ще­ние памят­ни­ка Дзер­жин­ско­го на его исто­ри­че­ское место, как и пере­име­но­ва­ние места в «Пло­щадь Дзер­жин­ско­го» сего­дня воз­мож­но толь­ко по реше­нию един­ствен­но­го чело­ве­ка в нашей стране… Вла­ди­ми­ра Пути­на! Такой шаг — это глав­ное стра­те­ги­че­ское реше­ние.

Памят­ник — лак­му­со­вая бумаж­ка, что про­ис­хо­дит в нашей стране. Есте­ствен­но, я отно­шусь поло­жи­тель­но к ини­ци­а­ти­ве наших бра­тьев обще­ствен­ной орга­ни­за­ции «Офи­це­ры Рос­сии». И моё окру­же­ние, вете­ра­нов-вым­пе­лов­цев, меч­та­ют о муд­ром реше­нии Пути­на.

alt
Памят­ник в совет­ские годы

В девя­но­стые годы, когда памят­ник демон­ти­ро­ва­ли (хоро­шо, не уни­что­жи­ли)… я, волею судеб, ока­зал­ся имен­но в этом месте, в зда­нии КГБ СССР. Был не я один из сотруд­ни­ков-чеки­стов, кото­рые рва­лись защи­тить «Наше­го Фелик­са». Но ока­за­лось, ни я, ни дру­гие — не были гото­вы к реши­тель­ным и ярким поступ­кам.

Об этом я жалею все эти годы… Но! Сего­дня я уже знаю: «Снос памят­ни­ка был запла­ни­ро­ван­ной акци­ей „под­креп­ле­ния по уни­что­же­нию стра­ны“». Сотруд­ни­ки КГБ ока­за­лись не гото­вы­ми к борь­бе и, даже, пони­ма­нию про­ис­хо­дя­ще­го. Пеле­на на гла­зах оку­та­ла всех ком­му­ни­стов воору­жён­но­го отря­да пар­тии боль­ше­ви­ков.

Нас поче­му-то мгно­вен­но идео­ло­ги­че­ски разору­жи­ли и… уни­что­жи­ли! В этом слу­чае мы все вдруг ока­за­лись «быв­ши­ми»! Но сего­дня я пони­маю, что, вый­дя на пло­щадь тогда — у нас вряд ли полу­чи­лось защи­тить сим­вол… Паде­ние СССР было пред­опре­де­ле­но без нас. Обще­ство засты­ло в ожи­да­нии пере­мен… И — пожа­ле­ло потом.

Я лич­но зна­ком и дру­жу с вну­ча­тым пле­мян­ни­ком Фелик­са Дзер­жин­ско­го, Вла­ди­ми­ром Михай­ло­ви­чем Дзер­жин­ским. Он не пошёл по сто­пам сво­е­го вели­ко­го деда, а про­слу­жил всю свою жизнь в мор­ской авиа­ции на Севе­ре. Под­пол­ков­ник в отстав­ке.

Болит душа у мно­гих сего­дня… Но все мы пони­ма­ем, что силы ино­го (не род­но­го) госу­дар­ства — теперь сильнее.

Но не всё так пло­хо! Пото­му что от дви­же­ния и устрем­ле­ния обще­ства зави­сит, как мы будем жить. И имен­но ини­ци­а­ти­ва «Офи­це­ров Рос­сии» обя­за­на изме­нить ситу­а­цию в стране… и Пути­ну будет про­ще при­ни­мать реше­ние! Пусть он пони­ма­ет: обще­ство — за воз­вра­ще­ние монумента.

alt
Памят­ник Дзер­жин­ско­му. Фото Ген­на­дия Черкасова

Позиция третья. это просто попытка отвлечь от насущных проблем

Павел Гни­ло­ры­бов, моск­во­вед, автор про­ек­та «Архи­тек­тур­ные излишества»:

Если мону­мент поста­вят вновь, то это ста­нет мани­фе­стом пово­ро­та. Ста­рая исто­рия: хочешь отвлечь людей от насущ­ных про­блем, от реаль­но­сти — нач­ни кам­па­нию по пере­име­но­ва­нию или пере­ме­ще­нию памят­ни­ков. Памят­ник Дзер­жин­ско­му уже несколь­ко раз пыта­лись вер­нуть из «Музео­на» на Лубян­ку, этим зани­ма­лись самые раз­ные орга­ни­за­ции в 2000‑е годы. Была кам­па­ния «Еди­ной Рос­сии» по попыт­ке вос­со­зда­ния фон­та­на на этом месте.

Памят­ник 1957 года дав­но ушёл, но место очень хао­тич­ное, про­дол­жа­ет бур­лить, порож­дать смыс­лы. Хочет­ся отме­тить, что это не посла­ние из ста­лин­ских вре­мён. Фелик­са ста­ви­ли в 1957 году, в раз­гар отте­пе­ли. В этом же году откры­ва­ет­ся «Дет­ский мир», и вот эта связ­ка рабо­та­ла.

Дзер­жин­ский любил детей, борол­ся с бес­при­зор­ни­ка­ми, чума­зы­ми детьми в транс­пор­те. Эта линия выстра­и­ва­ет­ся на Лубян­ской пло­ща­ди, хоть и об этом не гово­рят. Обсуж­де­ние закон­чит­ся ничем, памят­ник Фелик­су Эдмун­до­ви­чу и так сто­ит на Пет­ров­ке 38, его вид­но через забор.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector