Первые переселенцы из «хрущевок» на западе Москвы заключили договоры мены и получили ключи от новых квартир

Первые переселенцы из «хрущевок» на западе Москвы заключили договоры мены и получили ключи от новых квартир

Что делать дальше

Вы определили место, время и личность предка – переселенца
из документов по месту водворения.

Теперь нужно просмотреть документы в месте выхода. (Читайте подробнее: «В каких документах искать сведения о переселении«)

Пример. Год переселения вам известен: 1816. Просмотрите
ревизскую сказку 1834 года, там будет указана информация, куда переселена
семья. Помните, что семья могла быть переселена до ревизии, например, в январе
1816 года. А значит информация о перемещении попадет уже в ревизию 1816 года, а
в РС 1834 года числиться в месте выхода уже не будет.

По документам места выхода составляем родословную предков-переселенцев.

«переселенцы» из аварийного жилья получили ключи от новых квартир

В Балаково состоялась жеребьевка по распределению квартир гражданам, которых переселили из аварийного жилья, подлежащего к сносу.

3d8de00b172392a193563ceef90f3437.jpg
Сразу 65 новых квартир обрели своих обладателей. Их администрация Балаковского района приобрела у застройщика в результате проведенных конкурсных процедур. «Переселенцы» из подлежащего сносу жилья получили жилье в многоквартирных домах 3Г и 21 микрорайонов.

Прозрачность и законность процедуры была обеспечена рабочей группой специалистов администрации. Жеребьевка помогла распределить жилые помещения среди граждан, имеющих право на 2-х и 3-комнатные квартиры.

​- Сегодня на территории Балаковского района реализуется множество других программ, которые направлены на комфортное проживание граждан не только в своем доме, но и за его пределами. Ну а вам предстоит процедура важная и волнительная: адрес, квадратура, этажность… Главное, что важно для нас – теперь вы, дорогие балаковцы, будете жить в надлежащих условиях, – подчеркнул глава Балаковского района Сергей Грачёв.

Новоиспеченные хозяева квартир в новостройках получили заветные ключи и сертификаты. Первыми и вне конкурса, согласно закону, жилье на нижних этажах получили инвалиды и те семьи, в которых проживают люди с ограниченными возможностями здоровья. ​Далее – квартиры получили и другие участники программы по переселению. Новоселье балаковцы отметят в новостройках по адресам: улица Строительная, 39 и на Саратовском шоссе, 72.

Все строения уже введены в эксплуатацию, за исключением 19-ти трехкомнатных квартир, расположенных на Строительной, 39 (секции К, Л). Их сдачи запланирована на срок не позднее 31 июля.​

Всего, в программу переселения 2020-2021 годов вошли пять многоквартирных домов, подлежащих к сносу. В них числилось 46 квартир.​ При реализации следующего этапа, рассчитанного на 2021-2022 годы, расселению подлежат 10 многоквартирных домов, в которых расположено 99 жилых помещений.

aef6502fb4522e5a9c30fdc55531ec41.jpgd0bc80cebc59ef18b67381edc1835c6e.jpga01d62f38ad1b03236f3d4aa2f4c2ee9.jpg5bebc0be5781c342e86c03de3003e116.jpg

Время переселения

В поисках подробностей о предках – переселенцах необходимо установить период переселения на новое место жительства. Почему это важно сделать? Просматривать все подряд документы можно, но это долго и довольно муторно. Зачем смотреть книги за 1916 год, если ваши предки переселились ранее 1913 года?

Установить год переселения можно на основе информации из основных документов человека.

Пример 1. Вы знаете, что прадед родился в 1903 году в селе Приморского края.  А вот его старший брат, предположительно родился в другой губернии.

Нужно просмотреть метрическую книгу этого села за 1902 – 1904 гг., найти запись о рождении прадеда. Если у родителей указано, что они крестьяне этого же села. Вероятнее всего, они прожили в этом селе минимум год. Обычно у вновь прибывших указывалось место выхода.

Ревизская сказка 1834 года, Оренбургская губерния, Троицкий уезд, Златоустовский казенный завод. Мои предки - переселенцы Аникеевы. Переведены на Златоустовскую оружейную фабрику в 1817 году.
Ревизская сказка 1834 года, Оренбургская губерния, Троицкий уезд, Златоустовский казенный завод. Мои предки — переселенцы Аникеевы. Переведены на Златоустовскую оружейную фабрику в 1817 году.

Просматриваем исповедные росписи за 1903 и более ранние годы, пока не найдем год, в котором эта семья не упоминается. Либо нужная семья будет числиться в иногородцах с указанием места прежнего жительства.

Пример 2. Вам известны дата, 1903 год, и место рождения, село Приморского края, только вашего прадеда, но вы не знаете были ли у него братья/сестры. В этом случае просматриваем все те же документы: метрические книги за 1902-1904 годы, а также исповедные росписи за 1900-1904гг.

Ещё 150 переселенцев из подмосковья получили ключи по программе реновации

В этом году около 150 переселенцев из ветхого жилья в Подмосковье получили ключи от новых квартир, заявил в понедельник министр строительного комплекса региона

Владимир Локтев.

«В этом году нами выполнено фактически 40% программы – 40,7 тыс кв. метров жилья. Уже получили ключи 150 граждан. Обратилось за сертификатом – фактически 908 граждан. Завершено строительство, идёт оформление документов и готовится вручение ключей – это тысячи граждан», – рассказал он в ходе оперативного совещания губернатора региона с главами округов и министрами.

Локтев добавил, что уже в ближайшее время около двух тысяч граждан переедут в новые квартиры, что составляет 40 тыс кв. метров аварийного жилья. Общая же площадь расселяемого фонда в текущем году – 100 тыс. кв. метров.

В свою очередь губернатор Московской области Андрей Воробьёв напомнил, что жители области могут воспользоваться денежным сертификатом для приобретения новой жилплощади.

«Ещё раз делаю акцент глав и информационного блока: прошу фиксировать, что у нас в этом году действует сертификат с целью облегчить и сократить радикально сроки предоставления жилья. Он работает, себя зарекомендовал. В случае, если мы доходчиво доведем информацию, то и люди раньше переедут в современное жильё», – сказал глава региона.

Программа реновации стартовала в Московской области в 2021 году. Пилотными муниципалитетами стали Мытищи и Раменское.

Фото (с) istockphoto

Кто ваши предки – переселенцы

Любая родословная начинается с анализа имеющихся в семье
документов. Значит, прежде чем думать, когда и откуда переселились ваши предки
нужно выяснить – а правдивы ли семейные рассказы?

Куда и откуда переселился

В составлении родословной важна последовательность. Нельзя
перепрыгнуть из 1943 года сразу в ревизскую сказку 1858 года.

Даже если там и будут люди с нужной вам фамилией, нет 100% гарантии, что они ваши предки. Или у вас редкая фамилия. Даже если это единственный, по вашим сведениям, род в этой губернии. Это могут быть однофамильцы или дальняя родня. А ваши предки и вовсе могли переселиться из другого населенного пункта или губернии в конце 19 века.

Ревизская сказка 1858 года Курской губернии, Льговского уезда, деревни Совенок. Часть семьи однодворцев Абляшовых выбыла в Тобольскую губернию на переселение в 1853 году. Брат домохозяина - переселенца остался в Курской губернии.
Ревизская сказка 1858 года Курской губернии, Льговского уезда, деревни Совенок. Часть семьи однодворцев Абляшовых выбыла в Тобольскую губернию на переселение в 1853 году. Брат домохозяина — переселенца остался в Курской губернии.

Тщательное изучение имеющиеся документы, заказ недостающих сведений в ЗАГС или в районном архиве (для похозяйственных книг) позволят составить список населенных мест с указанием события, которое там произошло, и ФИО человека.

Читайте также:  Обсуждения Генплана в Липецке вылились в стычки и попытки задержания активистов - Новости Липецка

Личный опыт: чем обернулось для москвича переселение по реновации – newsland

Бывший житель печально известного московского микрорайона «Камушки» рассказал, в каких условиях он со своей семьей оказался после переезда по программе реновации.

В публичном пространстве очень мало личных историй о реновации и еще меньше желающих раскрывать душу. Общество настолько поляризовано и сама тема настолько взрывоопасная, что лучше молчать – от комментариев одинаково огребают и те, кто пострадал от сноса своего дома и не может с этим смириться, и те, кто ждал новое жилье и благодарен программе за свалившееся на него счастье. Но есть, оказывается и такие невероятные истории, когда ожидаемая выгода от бесплатной квартиры оборачивается убытками и разорением. Как это происходит, на примере своей семьи, переехавшей из пятиэтажного микрорайона «Камушки» в самый дорогой квартал «Москва Сити», рассказал «Новым Известиям», москвич Владимир Кислов.

– Наши «Камушки» сидели на чемоданах больше десяти лет. Еще при Лужкове, в 2008 году, была утверждена программа развития квартала. Спроси сейчас людей, как они себе это представляли, никто и не вспомнит. Ну так, в общих чертах – все останется как было – дворы, детские площадки и соседка теть Маша на той же лавке, но дома будут повыше, квартиры попросторнее. За это выходили в пикеты и писали коллективные письма в мэрию. Каждый год людям обещали: вот-вот… Это было похоже на правду – буквально за спиной быстро рос потрясающий квартал Москва Сити, ну ясно же, что затрапезные «Камушки» тоже обновят, чтобы не портили общий вид. Реновация ускорила процесс – для переселенцев построили дом на территории бывшей чугунолитейной фабрики «Красная Пресня». В ноябре 2022 года начался переезд на Мукомольный проезд, 2.

Вкратце про этот дом: пять корпусов по 45 этажей, 1506 квартир – хватало на всех обитателей пятиэтажек. На тот момент ордера от ДГИ были выданы только четырём домам. Двушка моих родителей и бабушки на 1-ом Красногвардейском проезде, 20 в список попала. Я с ними не живу, у моей семьи отдельная квартира в девятиэтажном доме – там же в «Камушках», и честно говоря, не очень-то я за нее спокоен, было предчувствие, что если здесь все разворотят, то и моей девятиэтажке не поздоровится. На просмотр пошли вместе, хотелось понять, как все устроено и чего ждать, если не понравится новое жилье. До нас на Мукомольном уже побывало 130 человек, 50 из них вопрос с переездом решили в тот же день. Распределением квартир занимается не конкретный человек из ДГИ, а всё отдано в руки роботу. Моим родителям и 83-летнй бабушке робот выбрал квартиру на 37 этаже. Пока дождались лифт, пока доехали, наша Софья Дмитриевна с непривычки переутомилась. Всю жизнь на третьем жила, каждый день выходила –то за хлебом, то прогуляться, а тут – отключи электрику – и за порог не выберешься, а если пожар… Распорядители выдавали памятки для успокоения – дом с умным пожаротушением, на крыше вертолетная площадка для экстренных вызовов. Не знаю, хватит ли вертолетов МЧС на этот человейник.…

Но хоть вид из окна понравился –«Загляденье!» Прямо напротив экзотические сооружения, ощущение такое, что ты не в Москве, а в Арабских Эмиратах. Но это если вниз не смотреть… Там стройка во всех ее прелестях и трасса с интенсивным движением 247». Пошли по комнатам. У бабули еще туда сюда: 8 метров – меньше, чем в хрущевке, но светлая, и кровать есть куда поставить. А вот родителям комнатуха досталась 20 кв метров странной планировки – с двумя люстрами, а свободного места для шкафа и кровати нет, только два коротких просвета во всех стенах. Одни углы и окна, причем из двух оба глухие, ни открыть, ни проветрить. Кондиционер нужен, и не один, иначе в этой душегубке задохнешься. Балкона, разумеется, тоже нет. Возможно, на них сэкономили из соображений безопасности, но кондишн? Как можно объяснить «улучшение жилищных условий» его отсутствием? Только расчетом застройщика, что жильцы, без памяти обрадованные новой квартирой, возьмут эти расходы на себя.

Ок, беру на карандаш, считаю: покупка и профессиональный монтаж оборудования – минимум 200 тысяч. Это надо моим старикам? К отделке «комфот-класса» особо не придирался, хоть она и вызвала оторопь у моих родителей, которые следили за своей квартирой и у них не было отошедших от стен плинтусов и непокрашенных батарей. Но те, кто превратил старое жилье в бомжатник за годы ожидания переезда, вполне могли быть довольны – на «косметику» можно не тратиться или сделать ее за «небольшие» 50-100 тысяч. Как быть с другими проблемами? Ни диван, ни кресло, ни шкаф из старой квартиры в новую, где шесть углов и два небольших просвета у стен, сюда не поставишь, придется заказывать новое – интересно, 200 тысяч хватит или дороже будет?

«Кухня», совсем недавно купленная родителями, тоже на выброс – сюда она не подходит, значит, еще раз раскошелимся на 150 тысяч. Шкаф-купе в коридоре шириной 80 сантиметров не предусмотрен, только крючки для верхней одежды, но хоть это не дорого. Ванна – туалет почти комплект, осталось только -стиральную машинку занести и переложить плитку. А вот куда дачные запасы и отцовы колеса – вопрос. В старом доме был подвал и балкон, это добавляло квартире 20% площади, здесь такая «равнозначность», что нет даже сантиметра лишнего.

Бабушка соглашается хранить колеса у себя под кроватью. А машину куда? Свободных мест на Мукомольном нет, подземная стоянка – от 3 миллионов рублей. Авто отца и в лучшие времена столько не стоило. Придется где-то снимать гараж – плюсуем 300 тысяч в год. И это мы еще коммуналку не считали, которая в башнях Москва-Сити в четыре раза выше, чем в хрущовке, и не выписывали альпиниста помыть окна -там грязи на пол-миллиона после двух лет стройки.

Мать загрустила: надо отказываться! Спускаемся с этим предложением к распорядителям. Нам популярно объясняют: в случае отказа, робот будет так же распределять, но уже из остатков отказных квартир. Махнуться с кем-нибудь этажами, где квартиры идентичные, но хотя бы с открывающимися окнами и без лишних углов, на этапе получения не допускается. После переезда и оформления в собственность, жильцы уже вольны делать что хотят: продавать, сдавать, меняться и т.п. За слово «продавать» родители ухватились. Двухкомнатные квартиры на Мукомольном выставлены на продажу от 18 до 25 миллионов рублей. Это цена от застройщика, им, напомню, является город, весь жилой фонд, построенный в рамках реновации принадлежит ему. Я вышел с предложением – забрать у нас эту квартиру и выдать родителям деньги, чтобы они смогли приобрести для себя более подходящее жилье.

Читайте также:  Протокол № 4 от 31.05.2019

Статья 32 Жилищного кодекса РФ это позволяют – «собственники вправе потребовать вместо новой квартиры денежное возмещение — рыночную стоимость освобождаемой квартиры с учетом общего имущества, земельного участка, понесенных затрат и упущенной выгоды». Ожидаемо, что меня с этим чудным предложением развернули прям с порога. Клерк, выдававший смотровые, втолковывал, что «освобождаемой» является старая квартира на Красногвардейском проезде, ее рыночная стоимость равна нулю, а на Мукомольном родителям дали жилье комфорт- класса с высокой рыночным потенциалом. Но ведь именно эту «конкурентноспособную» мы и хотели обменять на деньги, пока она окончательно не разорила родителей «ожидаемыми затратами и упущенной выгодой».

Первые переселенцы из «хрущевок» на западе Москвы заключили договоры мены и получили ключи от новых квартир

«Ну вы и насчитали!» – запричитал клерк, его задели не столько даже неминуемые бытовые расходы переселенцев, сколько то, что к этому списку я приплюсовал возмещение за утраченный земельный участок и общее имущество дома по старому месту жительства.

– Нет у вас ничего, всё отдано под реновацию».

Кому? Вот моя семья – участники реновации, у них все было – земля, квадратные метры – ценность имущества подтверждается ценой на новую равнозначную квартиру – 25 миллионов. Не с потолка же ее взяли? Вот простая арифметика: при средней стоимости строительства реновационного жилья в 116,9 тыс.рублей за “квадрат”, на наша новая двушка 50 метров стоит не более 6 миллионов рублей. За что покупатель со стороны должен отдать еще 19 миллионов? Я думаю, что «за место» – за землю, которую фонд реновации отнял у нас и положит в свой карман. Было бы справедливо, если бы эти деньги отдали людям, чтобы они могли сами купить себе квартиру, оставив фонду ту, что нам не нужна и является разорительной для семьи. Нельзя! – пучит глаза клерк, которому поручена одна единственная функция – принудить переселенцев на подписание договора мены.

Поднял претензии на более высокий уровень. Москомархитектура ответила, что не уполномочена на толкование экономических последствий от принятых городом решений. Фонд реновации отстранился, так как «не имеет компетенций для комментирования семейных расходов при переселении по программе». В Департаменте городского имущества ответили, что ценовая политика не их тема, если что-то не устраивает, идите в суд. Суд в иске отказал: семью переселили по закону, федеральный закон не может учесть платежеспособность каждой семьи и пожелания каждой бабушки.

По инстанциям бегали несколько месяцев. За это время в родительском доме уже обрезали газ, в расселенных квартирах мародеры сняли батареи и вынесли в металлолом ванны. Перепуганным родителям в спину дышали судебные приставы. Были среди них и те, кто «по-человечески» советовал не упорствовать – стоимость новой квартиры представлялась им щедрым подарком от города: «да продадут ее ваши родители, купят себе две, поскромнее, и еще на жизнь останется. Все так делают». Простая мысль, что коробку в человейнике на полторы тысячи квартир выгодно продать невозможно, это не удается даже фонду реновации. Можно только впарить, обманув тех, кто еще верит, что вид из окна на экзотический центр Москва-Сити стоит того, чтобы считать это комфортным и конкурентным жильем. Стою на своем: город сам должен доплачивать переселенцам только за то, чтобы они соглашаются здесь жить.

И все же с этой счастливой мыслью – любым путем расстаться с новой квартирой, – вынуждены были согласиться на то, что дают.

Квартиру мы продаем до сих пор, желающих приобрести нет. За весь год объявилось всего два покупателя. Придут, посмотрят и все. Дело даже не в цене – мы ее давно снизили до разумных пределов. Ниже уже нельзя – тогда самим светит только Некрасовка или Новая Москва. В расчете, что квартиру эту все-таки когда-нибудь купят, вложились в нее – углы в комнатах спрямили, диванами обставились, но никому это не нужно, даже арендаторы не идут… Претензии такие: в бизнес квартале еще можно работать, но жить некомфортно – инфрастуктура плохая и дорогая, выбираться на волю сложно – станции – неудобнее не придумать: редкие поезда, толпы на платформе, длиннющие пересадки. Работы поблизости – никакой, разве что выгуливать пенсионеров вдоль стилобатов, как изящно теперь именуется бетонное пространство возле подъездов.

Первые переселенцы из «хрущевок» на западе Москвы заключили договоры мены и получили ключи от новых квартир

Я до сих пор не понимаю, для чего вообще строились эти башни с умопомрачительной человеческой плотностью в кольце дорог. Мои родители и бабушка, жить там не смогли – снимают жилье в Шелепихе, 55 тысяч рублей в месяц. Для оплаты и на ремонт взяли кредит – 800 тысяч – в счет «навара» от реновационной квартиры. И таких «умных» у нас – полкорпуса. Только на Авито и на Циане две сотни объявлений с Мукомольного проезда. Ни одной квартиры не продано. Если есть, где жить, то, наверное, все не так страшно, – лишняя квартира в запасе не помешает. Но если жилье одно, то только и остается причитать: «Господи, вот жесть досталась москвичам!»

Владимир Кислов решился рассказать семейную историю реновации, несмотря на то, что многие бывшие соседи по «Камушкам» программу поддерживают и вполне себе довольны жизнью и квартирами за задворках Москва-Сити. Их тоже можно понять: важно же остаться в родных местах и одновременно получить все блага цивилизации – горячую воду без газовой колонки, квартиру с ремонтом в отличие от старой халупы, и вид из окна, как бы уравнивающий простых москвичей с избранными небожителями.

А что делать тем, у кого в тех же «Камушках», рядом с девятиэтажкой, не вошедшей в реновацию, начала строиться новая башня этажей этак на шестьдесят? У Кислова так и случилось – пока боролся за права своей семьи и составлял план защиты «на случай войны», стройка подкралась к самому порогу. «Мало того, что внаглую залезли на придомовую территорию, не заплатив жильцам ни копейки, так еще и непонятно, что здесь происходит – реновация, точечная застройка или комплексное развитие территории, которым теперь можно оправдать что угодно», – говорит он.

Что бы не происходило , результат один – новая стройка обвалила цены на квартиры в уцелевших от сноса и некогда престижных домах –рядом с подозрительной стройплощадкой их никто не покупает и самим жить невозможно. В подъезде у Владимира, по его словам, осталось человек десять собственников – «разбежались кто куда». Ему бежать некуда, попал в ту же западню, из которой пытался вытащить свою несчастную семью.

Комментарий для «Новых Известий».

Ольга Артухова, кандидат юридических наук, эксперт правозащитного фонда «Жилищный вопрос»:

Читайте также:  Реновация в Красносельском районе Санкт-Петербурга

– Новости наступившего года. В Москве начинается вторая волна реновации заявил журналистам вице-мэр и глава стройкомплекса столицы Андрей Бочкарев. По его словам, за год планируется ввести 8,5 млн кв. м жилой недвижимости на месте ранее снесенных домов. Примерно столько же будет возведено за счет внебюджетных иисточников в рамках программы комплексного освоения территорий (КРТ). Закон принят Госдумой в конце декабря и стал еще одной важной вехой на пути стройкомплекса к полному обновлению столицы.

Можно было бы порадоваться успехам, если бы они не сопровождались фактической отменой права собственности граждан на недвижимость, в первую очередь— на жилье. Законодатели, разумеется, хотели, «как лучше»: нормализовать условия жизни людей и обновить городскую среду. Но на деле написали закон еще более репрессивный, чем закон о реновации, где есть хотя бы псевдо забота о жителях, которых переселяют в человейники хуже качеством, чем были старые дома, и содержатся элементы договорных отношений между государством и собственниками (три варианта подбора жилья, например, расселение коммуналок в отдельные квартиры – пусть небольшое, но все же соблюдение имущественных прав) . Закон о КРТ написан для застройщиков и региональных властей, которые получили право произвольно лишать граждан любого недвижимого имущества, включая единственное жилье, и приводить «приговор» в исполнение практически сразу – в трехдневный срок после решения суда.

Эту опасность предвидели не только правозащитники. Тысячи обращений москвичей переданы в Госдуму ко второму и третьему чтению законопроекта. Все они были примерно такого содержания: «Я не просил сносить наш дом. Но месторасположение нашего микрорайона очень привлекательно для коммерсантов. Они хотят тут зарабатывать, вытесняя нас в никуда и не предоставляя компенсации за разрушенную жизнь». «Не должно быть закона, превращающего право собственности в ничто, нельзя допускать, чтобы твоё имущество могли забрать в любой момент и на тех условиях, которые сами застройщики и диктуют».

К сожалению, гражданское сопротивление не привело к изменениям в законодательстве, оно даже не был услышано. И что теперь? «Шеф, все пропало?» Нет, за свои права и свою собственность нужно бороться, несмотря на жесткие законодательные процедуры и на психологический прессинг со стороны властей, которые всеми силами хотят убедить население, что избранная ими политика имущественных лишений граждан является правильной и одобряемой большинством населения.

Помните, известное высказывание мэра Собянина, что только пол-процента жителей «судятся-рядятся» из-за переселения? Это не так. Ранее “Новые Известия” в статье «Бери, что дают и не задавай вопросов” рассказывали о реальной практике московской реновации. Ее не легко, но можно установить с помощью картотеки судебных дел Мосгорсуда, хотя суды и прячут гражданские дела по искам участников реновации к ДГИ под различными шифрами типа «иные споры, связанные с имущественными вопросами», «о признании права собственности на садовые участки» и т.п. Это затрудняет статистику, но кота в мешке не утаишь, как и динамику роста судебных разбирательств с участием переселенцев и департамента городского имущества.

Если в ноябре 2022 года чиновники заявляли о единичных случаях обращения в суд, то к концу прошлого года показатели возросли до 15 % – люди не просто оспаривают принудительное переселение в худшую, на их взгляд, квартиру, но и претендуют на выбор между деньгами и новым жильем. И это уже получается.

В социальных сетях растет количество свидетельств самих участников реновации о том, как им удалось избавиться от низкосортных квартир, добиться нормальной компенсации за недостающие метры, все больше вопросов, как выйти из программы и жадное обсуждение примеров, когда это удалось. Нет сомнения, что с ростом сноса старого фонда и ввода в строй нового жилья усилится и бегство из принудительной реновации. Суды даже в приказном порядке не смогут не смогут .защищать стремительно разрушающуюся репутацию городской программы.

Это повышает шансы и для участников программы КТР.

Во-первых, у них есть право на проведение собраний, где большинством голосов следует закрепить позицию, что собственники не хотят лишаться своего имущества ни при каких обстоятельствах. Сложившаяся судебная практика говорит о том, что при разрешении споров воля большинства имеет решающее значение.

Во-вторых, даже если принято решение о принудительном выселение собственников, то что в этом такого страшного? Вы имеете дело не с государством, а с коммерческой структурой, которая в своих интересах покушается на вашу собственность. У вас свои интересы, и можно до бесконечности тянуть время, отстаивая их в судах. Может случиться, что дом все-таки снесут, жильцов принудительно расселят в неустраивающее жилье или предложат денежное возмещение, на которое можно купить только собачью конуру, – бояться этого не надо.

Сам факт насильственного выселения и лишения собственности, нарушившие конституционные права граждан, нужен будет для дальнейшего суда в ЕСПЧ и получения компенсации, которая явно приведет в уныние ваших гонителей Вы эту сумму сможете использовать для самостоятельной покупки нового жилья.

Не спорю: путь предстоит долгий и мучительный. Люди хотят жить, а не тонуть в бюрократии и судах. Но такая сейчас реальность, что выбора почти нет: либо бороться с законодательным варварством, либо благодарить и кланяться за то, что оно есть.

Первые переселенцы из «хрущевок» на западе москвы заключили договоры мены и получили ключи от новых квартир

На западе Москвы 16 переселенцев по программе реновации оформили первые договоры мены, после чего им были выданы ключи от нового жилья. Об этом говорится в сообщении столичного департамента городского имущества.

В сообщении уточняется, что новые квартиры переселяемые по программе москвичи получат в новостройках по адресам: Гжатская, 16, корпус 1, Красных Зорь, 59Б, Вернадского, 61, корпус 3.

На переезд в новые дома согласились уже 272 собственника — более 60% жителей пяти домов, предназначенных к сносу в этих районах. В сообщении отмечается, что до 10 мая еще 44 семьи смогут получить ключи от своих квартир в домах-новостройках.

Программа реновации утверждена в Москве в августе 2022 года, она предполагает снос устаревшего жилья (более 5 тысяч адресов), в основном «хрущевок», в которых проживают около 1 миллиона человек. К 2032 году за счет города в рамках программы планируется построить не менее 30 миллионов кв. м. жилья.

Источник: www.renovaciya5.ru

Терминология

Место выхода – так называется родина человека, т.е. фактическое место проживания до переселения.

Место водворения – место, куда переселился человек. В некоторых случаях называют «место прибытия».

Анализ списка населенных мест поможет определить время переселения.

Курильские переселенцы наконец получили ключи от квартир

Четыре новых дома на 72 квартиры сдали на острове Итуруп, еще один дом на 32 квартиры — в селе Зональное Тымовского района. В них переезжают участники программы переселения из аварийного жилфонда, которая успешно реализуется в Сахалинской области.

Все дома имеют бетонный конструктив, устойчивы к землетрясениям до 9 баллов, в квартирах выполнен ремонт “под ключ”. Жилые помещения оборудованы домофонами, электроплитами, сантехникой. Во дворах предусмотрены парковочные места, а также детские и спортивные площадки.

Еще на этапе строительства будущие жильцы проконтролировали качество постройки в рамках программы “Народный контроль”. Совместно со специалистами министерства строительства, госжилинспекции и госинспекции строительного надзора островитяне осматривали свои квартиры. Выявленные недочеты застройщик оперативно устранял. Недостатки, которые будут обнаружены в процессе эксплуатации квартир, будут устранять в рамках гарантийного срока.

 — Очень рады новоселью. Квартира светлая, уютная. Давно ждали и уже распланировали, где какую мебель расставим, — поделилась жительница Итурупа Светлана.

В 2021 году новоселье в Сахалинской области отметили почти 4 тысячи человек. В 2022 году планируется переезд более 5 тысяч сахалинцев и курильчан. Всего в ближайшую пятилетку ключи от квартир получат около 30 тысяч жителей региона, сообщает ИА Сах.ком со ссылкой на ПСО.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector