Московский фонд реновации жилой застройки отзывы сотрудников о работе в компании

О Московской программе реновации слышали все – и те, кого она обошла стороной, и те, кто туда попал и с нетерпением ждет новоселья. А вот чем занимается Фонд реновации? Москвич Алексей Тихомиров (по профессии он – программист) проанализировал информацию на портале Госзакупок и “разложил” деятельность Фонда по адресам.

Кроме того, Тихомиров определил состав организаций, которые выигрывают тендеры на снос и застройку столицы. Получилась «Карта объектов» и сопровождающий ее «АНАЛИЗ ЗАКУПОК МОСКОВСКОГО ФОНДА РЕНОВАЦИИ ЖИЛОЙ ЗАСТРОЙКИ» объемом с увесистый том.

Алексей Тихомиров рассказал «Новым Известиям», почему он взялся за эту работу и какие сюрпризы могут ожидать москвичей.

Алексей ТИХОМИРОВ, программист-разработчик, гражданский активист:

Фактически вся информация лежит в открытом доступе на портале Госзакупок, я лишь“суммировал, умножил, подытожил”. Но первое, что бросилось в глаза, – почему вроде как хорошее дело – реновацию -надо начинать с вранья?

Если вспомнить, как начиналась реновация в 2017-м году, то тогда все рассказывали о ветхости пятиэтажек и о необходимости их сноса. Да, согласен: из ветхого и аварийного жилья надо переселять. Но, во-первых, все необходимое для этого законодательство уже существовало на тот момент, во-вторых, сразу возникает вопрос: а кто довел это жилье до аварийности?

Читайте также:  Район кузьминки на карте москвы

Если в автомобиле вовремя не менять масло, то он у вас долго не протянет. Помнится, еще летом 2016 года Хуснуллин, на вопрос СМИ об окончании программы расселения пятиэтажек, начатой еще Лужковым, ответил, что задержка произошла из-за законодательной базы, т.к. “жители, видите ли, не желают переезжать с Таганки в Выхино”.

Простите, где Таганка, а где Выхино? Для человека, родившегося на Таганке, Выхино практически другой город, учитывая масштабы Москвы.

Думаю, что новая законодательная база стала формироваться для того, чтобы права и интересы москвичей, как главное препятствие к кардинальной перекройке Москвы, можно было устранить.

Не согласны? Тогда ответьте на простой вопрос: почему посторонние люди голосованием на собраниях или в интернете, или в МФЦ могут решать за собственника, куда ему переезжать и где жить?! Что это, как не нарушение Конституции РФ?

Также скажите мне, почему еще не принятый закон, а он был подписан Президентом РФ, как вы помните, 1 июля 2017 года, говорит о том, что в программу включаются дома, где голосование было проведено до этой даты, т.е. до принятия закона? На каком основании проводилось голосование, если закон еще не был принят?

Настоятельно рекомендую всем прочитать закон “О статусе столицы Российской Федерации”, который был изменен законом о реновации. Там нет ни одного упоминания о пятиэтажках! Наоборот, статья 4 четко говорит, что в реновацию включаются дома первого периода индустриального домостроения, построенные по типовым проектам и не более 9 этажей. Однако в программу были включены дома, построенные и по индивидуальным проектам, и еще до указанного периода. Закон – одно, а жизнь – другое? С моей точки зрения это называется “беззаконием”.

Более того, в статье 7.2 закона «О статусе столицы» говорится, что подготовка документации по планировке территории осуществляется без учета предыдущей планировки территории, а с момента ее утверждения предыдущая планировка утрачивает силу. Т.е., если в вашем квартале возвели дом под реновацию, то в конечном итоге может “пойти под ковш” и весь квартал. Тем более, что сейчас чиновники даже не скрывают, что реновировать надо районами.

Вот и посудите сами: может ли «хорошее дело» начинаться с вранья?

Мой район тоже попал в программу реновации. Были обозначены стартовые площадки, работники Управы толпами ходили, рассказывая жителям о будущем счастье, начались собрания собственников, а вместе с ними и стычки жителей, а далее – и суды.

Основной довод сторонников реновации звучал так: “по телевизору сказали”, “ в газете напечатали”. Я, например, общался с людьми, которые считали, что если их прописано в квартире пятеро, то новую квартиру им предоставят из расчета 18 метров на человека, и она будет 90 метров. Я разговаривал с юристом, представлявшим в суде интересы Департамента городского имущества Москвы, в ходе судебного заседания он открыто заявил: “Зачем нам Жилищный Кодекс, когда есть постановление Правительства Москвы”, и судья при этом промолчал. Но позвольте!

Что такое Жилищный Кодекс РФ и что такое Постановление Правительства Москвы? Теперь мне понятно, почему судья в начале заседания запретил видеосъемку открытого судебного заседания. Правительство Москвы – ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ власть и она ОБЯЗАНА ИСПОЛНЯТЬ законы Российской Федерации!

Вот тогда я и понял, что единственно возможный путь доказать факт обмана – обратиться к первоисточнику и “на цифрах” все рассмотреть. Фонд реновации уже был сформирован и начал свою кипучую деятельность. Вначале были закупки по аренде и ремонту помещений, покупке оргтехники и офисной мебели, но в самом первом пакете закупок по проектированию домов я сразу же обнаружил стартовый адрес в непосредственной близости от своего дома.

Я москвич, мои предки жили на территории сегодняшней Москвы еще в 19 веке, здесь они и лежат, и для меня это не просто штамп в паспорте, это любовь к своему городу, гордость за его многовековую историю, это определенный уклад жизни, который я впитал с молоком матери, поэтому я со своей земли не уеду. И чтобы не проснуться с утра под грохот вбиваемых свай, я и стал изучать представленные в закупке документы. И первое, что я обнаружил, «моя» стартовая площадка НЕЗАКОННА, нарушает законодательство РФ. И это был фактически только первый пакет закупок! А сколько таких закупок может быть еще? Вот тогда я и составил адресный перечень объектов проектирования, а для наглядности наложил его на карту.

Таким образом и родилась “Карта объектов”, где пользователь может либо через поиск, либо увеличив интересующий его район, посмотреть границы участка и перейти на документы закупки портала Госзакупок.

Опубликовав карту в Интернете для того, чтобы жители были предупреждены о вторжении (а я называю это именно вторжением) и смогли подготовиться, я понял, что эта информация им нужна “как воздух”, поэтому я и продолжил наносить адреса новых закупок. Но у пользователей возникла сложность в общении с порталом, потому что для неподготовленного пользователя это общение, мягко говоря, затруднительно. Поэтому и возникла мысль сгруппировать информацию и представить ее в более удобном виде.

Любое строительство всегда начинается с самого главного: определения земельного участка, на котором будет построен будущий объект и описывается это Градостроительным Планом Земельного Участка, т.н. ГПЗУ. В нем указываются границы участка, наличие объектов капитального строительства на нем, особые условия его использования и т.п.

По состоянию на 1 января 19-го года Фондом были опубликованы 124 ГПЗУ, на 63-х из которых уже началось строительство. Открыв ГПЗУ, можно увидеть карту участка с указанием находящихся там объектов.

На более чем трети (35,48%) участков будут “пущены под ковш” расположенные на них детские площадки, детские сады, школа -интернат и детский санаторий. Это и Открытое шоссе, вл.30 зу 1, где находится согласно ГПЗУ школа-интернат и детский санаторий, это и Линейный проезд, вл.8А и улица Чистова, вл.3Ас1, где находится детский сад и т.д. Согласитесь, что в этой связи закрытие роддома в Зюзино уже смотрится совершенно в другом ключе.

Вообще-то Зюзино занимает несколько особое место. Если посмотреть количество закупок проектирования по районам, то этот район сейчас занимает лидирующее положение со своими 10 закупками из 98-ми. Второе и третьи места у Кузьминок (6 закупок) и Царицыно (5 закупок).

Почти на четверти участков будут уничтожены находящиеся на них спортивные площадки. Это и улица Камова вл.24, и улица Смольная вл.21А, и улица 15-я Парковая вл.42А и вл.46А и т.д. О каком развитии массового спорта в таком случае можно говорить?

На более чем трети участков будут “пущены под ковш” находящиеся на них гаражи и автостоянки, автомобили из которых “выйдут” на улицуЭто улица 15-я Парковая вл.27, и улица Щорса вл.15, и улица Бауманская вл.47/1 и многие другие. Как человек, гараж которого уже “пустили под ковш”, я знаю, что это значит. Вот вам «развитии транспортной инфраструктуры», о которой твердит мэрия.

Вызывают массу вопросов и участки с особыми условиями использования, а таких набирается треть

Согласно ГПЗУ по адресу Измайловский проезд вл.5 участок не может быть использован в целях строительства, за исключением объектов транспортной инфраструктуры. Однако на нем будет возведен 22-х этажный дом высотой более 70 метров.

Согласно ГПЗУ, участок города Зеленограда по адресу Георгиевский проспект к.1935 полностью расположен в границах полосы воздушного подхода аэропорта Шереметьево. Но на нем будет построен 14-ти этажный дом. Это нормально?

А участки, расположенные в различных защитных зонах, где не допускается любая жилая застройка? Это улица Руставели вл.3 к.4, это улица Шепелюгинская вл.16, это улица Гаражная вл.3. И этот список можно продолжать. Не потому ли вышел закон 342-ФЗ, где отменяются некоторые виды защитных зон? Что это как не “попытка скрыть следы преступления”?

Особое место занимает вопрос озеленения. На своем сайте Собянин объявил о том, что он утвердил базовые требования к благоустройству районов по программе реновации, где обещал москвичам формирование комфортного микроклимата и высадку крупномерных деревьев. Но давайте обратимся к опубликованным Фондом в документах закупок заключениям МОСГОСЭКСПЕРТИЗЫ, которую должны пройти все объекты строительства, где рассматриваются и утверждаются характеристики объектов, планы строительства, мероприятия по охране окружающей среды, а также вопросы озеленения и многое другое. И что же мы видим?

До строительства на рассматриваемых участках произрастает более 10 тыс.деревьев и более 12 тыс. кустарников. После строительства (вырубки и посадки) деревьев будет расти менее 4 тыс., а кустарников – более 34 тыс. Т.е. количество деревьев уменьшится почти в 3 раза, а количество кустарников – увеличится почти в 3 раза.

Думаю, что все знают, как важны зеленые насаждения для нашей жизни, потому что мы “производим” углекислый газ и потребляем кислород, а они потребляют углекислый газ и “производят” кислород. Как долго мы все проживем без кислорода? Но видимо этот вопрос не беспокоит реноваторов. Спросите любого грамотного эколога, и он вам скажет, что кустарник в силу своего малого роста запыляется в городских условиях гораздо быстрее, а следовательно замедляется и процесс фотосинтеза. А благодаря “новым технологиям вывоза снега” многие из них даже не видны в зимний период.

Спросите себя: как часто ГБУ «Жилищник» вашего района поливает зеленые насаждения в летний период на вашей придомовой территории? А обязан он это делать в летний период раз в 2 дня! Честно скажу, что я видел такой полив, но почему-то только перед входом в Префектуру и Управу. Думаю, что это общая политика уничтожения зеленого фонда. Достаточно вспомнить недавнюю вырубку Белорусского сквера на ВДНХ, где, по предварительным оценкам экспертов, были уничтожены здоровые деревья, которые могли простоять еще много лет.

Итак, суммарно, что мы получаем от Фонда реновации на 63 объектах столицы:

– растет деревьев: 10 467 шт. – вырубается деревьев: 7 605 шт. – высаживается деревьев: 1 083 шт. – по результату будет деревьев: 3 945 шт. ( -62,31% )

– растет кустарников: 12 209 шт. – вырубается кустарников: 10 320 шт. – высаживается кустарников: 32 511 шт. – по результату будет кустарников: 34 400 шт. ( +181,76% )

ЗАСТРОЙКА НЕ ТОЧЕЧНАЯ, А КОВРОВАЯ

Достаточно выглянуть в окно, чтобы убедиться – ОНИ УЖЕ ПРИШЛИ К ВАМ! Высотки, во много раз превышающие параметры реновации, лезут как грибы. Но я бы не стал всю эту застройку называть точечной. Когда Собянин стал мэром, то обещал, что точечной застройки у нас не будет. Пожалуй, это единственное обещание, которое он сдержал. У нас в городе теперь КОВРОВАЯ застройка, которая пришла на смену точечной.

Люди выходят из подъездов и через 1,5-2 метра упираются в строительный забор. Некоторые могут дотянуться до строительной техники рукой из окна своей кухни! Это и Бескудниково, это и Кунцево и многие другие районы.

Но Фонд реновации – всего лишь малая огромного стройкомплекса – спрута, который захватил Москву и хладнокровно ее пожирает.

Посмотрите сколько снесено исторических зданий в Москве. За 7 лет снесено более 150 зданий. Каждые две недели уничтожается одно здание. Это преступление, господа!

Посмотрите, сколько проектов различных Транспортно-пересадочных узлов, т.н. ТПУ. Практически на каждой станции метро. Это и ТПУ “Селигерская”, ТПУ “Рассказовка”, ТПУ “Тимирязевская” и прочее, прочее, прочее. И практически во все эти ТПУ входит строительство жилых домов, даже несмотря на то, что согласно определения ТПУ в Градостроительном Кодексе строительство жилых объектов на его территории не предусмотрено. И посмотрите, с чего всегда начинается строительство этих ТПУ. Со строительства жилого дома и обязательного офиса продаж квартир в этом доме. Ярчайшим примером служит ТПУ “Дмитровская”, где уже начато строительство жилого комплекса из 2-х зданий высотой 59 этажей и одного 25 этажей. А в офисе продаж и на сайте застройщика указано, что это жилой комплекс бизнес-класса. И это в непосредственной близости (несколько десятков метров) от платформы “Дмитровская” Рижской железной дороги.

С моей точки зрения сам Фонд реновации затеян только как ширма того масштабного беспредела, который осуществляется в городе. Посмотрите, что происходит:

Если жители активно начинают возражать против строительства у себя в районе, то застройщики сразу начинают утверждать, что строящийся дом под реновацию, а чиновники начинают повторять: “Вы что, не хотите улучшений условий жизни, не хотите новых и комфортных квартир? Вы разве не понимает, что жить в старых домах люди не могут? Вам не стыдно?”.

И это повсеместно! Подобное, например, произошло в Останкино на улице Цандера, хотя были получены документы, что данное строительство не является стартовой площадкой реновации. Или, когда жители Бутырского района восстали против ТПУ “Тимирязевская”, то Окружная комиссия префектуры сразу же предложила внести предложенный в проекте жилой дом в реновацию. Подобное происходит и с ТПУ “Фонвизинская”.

Поэтому говорить о том, что все оплачивает Фонд реновации, было бы неправильно. Еще раз повторю, что это всего лишь малая часть большого спрута. И данные портала Госзакупок не охватывают весь спектр освоенных средств. Существуют и другие механизмы этого освоения, о чем свидетельствует, например, информация о покупке Фондом у ГК ПИК 200 тысяч “квадратов” жилья, т.к. подобных закупок мною не обнаружено. Но даже анализ опубликованных закупок может позволить понять размах этой аферы и основных выгодополучателей.

По состоянию на 1 января 2019 года Фонд опубликовал на портале Госзакупок более 600 закупок на сумму более 117 млрд. рублей, из которых внутренние закупки самого фонда (а это примерно 10 процентов от общего числа) составляют “всего-то” чуть менее 0,5 млрд. рублей.

Давайте присмотримся к выгодополучателям.

Когда прошел первый шквал закупок по проектированию, а это апрель 18-го года, уже можно было утверждать, что противники реновации были трижды правы в своих предположениях, что программа затеяна в интересах узкого круга прикормленных мэрией лиц. Результаты последующих закупок только подтверждают эти выводы.

На тот период в лидеры сразу же выбилось 3 организации: АО “Москапстрой”, ГК ПИК, представленная 2-мя организациями – ООО “МФС-ПИК” и ООО “ПИК-ПРОЕКТ”, а также ООО “Проектное бюро АПЕКС”. Именно они выиграли бОльшее число закупок, а следовательно возможность бОльшего освоения средств.

Руководителем АО “Москапстрой” является некто Хафизов, чье имя на просторах Интернета связывают с избиением в 15-ом году жителей в парке Дружба (просто наберите в поисковике “Марат Хафизов и парк Дружба”). ООО “МФС-ПИК”, а именно она является основным представителем ГК ПИК в закупках, еще до начала рассмотрения первых закупок и до недавнего времени согласно выписки ЕГРЮЛ (копия выписки имеется в моем отчете) имела обременение в виде залога у банка “Санкт-Петербург” до полного исполнения обязательств по кредитному договору. Но тем не менее она была допущена до торгов и, забегая вперед скажу, что именно она стала ОСНОВНЫМ выгодополучателем (из 60-ти заявок выиграно 58 и ни одного отказа!). Кроме всего прочего, ее учредитель – частная акционерная компания с ограниченной ответственностью «Эсазионе капиталл ЛТД» со 100% долей в размере 10 тыс.рублей, зарегистрированная на Кипре.

Не правда ли, очень интересно правительство Москвы борется с утечкой бюджетных средств в офшоры?

Но больше всего умиляет созданная за 8 месяцев до начала торгов и зарегистрированная в реестре малого и среднего предпринимательства как микропредприятие (до 15 человек), ООО “РегионЖилСтрой”. Из 6 заявок выиграно 6! На сегодняшний день в ее активе 16 млрд.рублей (из 117 млрд.рублей!). В 5-ти из 6-ти закупках она участвовала в одиночестве. При этом обращаю внимание, что для участия в закупке согласно конкурсной документации претенденту необходимо предоставить финансовые гарантии!

Если посмотреть на список закрытых строительных закупок (а этот список вы можете найти в моих материалах), где победитель уже определен, то бросается в глаза некоторая поведенческая тенденция участников закупок.

Я бы выделил следующие группы участников, исключив из участников такие организации как ПАО “МОЭК”, АО “МОСВОДОКАНАЛ”, ГУП “ВОДОСТОК” и т.п. вследствие их естественного монопольного положения.

УПРАВЛЕНЦЫ – организации, устанавливающие контроль посредством своего присутствия на максимально возможном количестве земельных участков. Признаками данной категории можно считать охват бОльшего числа адресов. Здесь особо выделяется АО “Москапстрой”, обладающее самым большим количеством выигранных закупок и самым большим обхватом адресов (более 130 адресов с закупками на сумму 5,5 млрд. рублей).

организации, получающие максимальный доступ к освоению средств. Признаками данной категории можно считать бОльшую суммарную стоимость количества выигранных закупок. Безусловным лидером в данной категории является ООО “МФС-ПИК”, где общая суммарная стоимость выигранных закупок составляет более 40 млрд.рублей на 42-х адресах, а вторые и третьи места рейтинга стоимости составляют 16 млрд.рублей и 7 млрд.рублей соответственно каждый на 3-х адресах.

ФАВОРИТЫ – организации, выигравшие особо дорогие закупки. Признаками данной категории можно считать “одиночное” участие в самых дорогих закупках. Я уже говорил о “чуде чудном, диве дивном” ООО “РегионЖилСтрой”. В актив 16 млрд.рублей, выигранных ею, входят две закупки (из 6-ти, в которых оно участвовали): по улице Константина Федина (6 млрд.рублей на строительство здания в 31 этаж) и по улице Родниковой (10 млрд.рублей на исполнение функции технического заказчика). При этом условие финансовых гарантий в сравнении с другими закупками было магически снижено в Конкурсной Документации в 10 и 20 раз соответственно (1% и 0,5%). Конечно это можно объяснить, что слишком большие суммы. Но как объяснить, что созданная в мае 17-го года микропредприятие имеет в сентябре 18-го опыт работы в 3 млрд.рублей, необходимость которого указана в конкурсной документации?

СПОДВИЖНИКИ – организации, осуществляющие массовость при проведении торгов. Признаками данной категории являются заведомо “отказные” заявки на торги. Ярчайшим примером такой организации является ООО “РИКОМ”, где цена предложения заявок уменьшалась от начальной цены лота на 45-65 процентов. Т.е. люди явно не собирались выигрывать торги, но при этом, согласно конкурсной документации,предоставляли финансовые гарантии.

К сожалению, я не могу видеть будущее, но могу сказать только одно: если все это будет продолжаться и развиваться, то всем нам надо вспоминать историю коренных жителей Америки после прихода конкистадоров и спросить себя “где же они?”.

Московские власти создали условия для переселения участников реновации в неравнозначные квартиры по «секретным» документам, которых по всей вероятности, просто не существует в природе.О том, как работает схема переселения, рассказал представитель московской группы защиты прав москвичей Клим ЛИХАЧЕВ:

В первую очередь вспомним, что такое равнозначная квартира по стандартам московской реновации. Согласно ст. 7.3 Закона Российской Федерации от 15.04.1993 г. № 4802-1 «О статусе столицы Российской Федерации» одновременно должны соблюдаться три критерия: 1 – жилая площадь и количество комнат в новой квартире не меньше, чем в прежней, а общая площадь её больше; 2 – новая квартира соответствует стандартам благоустройства, установленным законодательством города Москвы, а также имеет улучшенную отделку в соответствии с требованиями, установленными нормативным правовым актом города Москвы, 3 – квартира находится в многоквартирном доме, который расположен в том же районе города Москвы.

Если с первым и последним критериями всё более-менее ясно, то размыто-отсылочный, спрятанный в тексте посредине, второй критерий дарит широкий простор для злоупотреблений московским чиновникам. Могли ли вы представить, что «стандарты благоустройства» и «улучшенная отделка» в исполнении московских реноваторов будут использоваться для ухудшения вашего положения как основание для предоставления гораздо более неликвидной квартиры в новостройке, чем даже, утрированно, прежняя квартира в убитой хрущевке.

Для запуска первой волны переселения московские власти должны были найти новые стартовые площадки или приобрести для нужд реновации уже готовые или находящиеся в стадии строительства дома.

Я убежден, что строительное лобби изначально задумывало реновацию еще более грабительской по отношению к горожанам, чем даже её текущая антисоциальная реализация. Судя по тому, как всё начиналось, первоначальный план был прост: освободить дорогую московскую землю занятую пятиэтажками, переселив людей в неликвидные многоэтажные свечки без полноценных дворов и парковок. Однако пришлось немного отступить, умерив свои аппетиты, из-за многочисленных депутатских поправок и масштабного протеста москвичей.

Предшествовал реализации подготовительный этап московской схемы. В продолжение федерального закона Правительству Москвы нужно было разработать ряд постановлений, чтобы создать подконтрольную чиновникам «кубышку», в которую можно было бы слить бюджетные ресурсы, а вместе с тем и перекинуть бОльшую часть ответственности за реализацию программы на кого-то другого, выбрать стартовые площадки или попытаться реализовать имеющиеся многомиллионные ресурсы малоликвидного жилья, а перед этим определиться с московскими стандартами улучшенной отделки жилья. Ведь нельзя для нужд реновации строить жилье, в котором нельзя реализовать требования к улучшенной отделке, так как это один из обязательных критериев равнозначности квартиры.

А теперь следите «за руками»: очередность принятия этих постановлений, которая подтверждает, что все планировалось с самого начала. 8 августа 2017 года первыми принимаются постановления об утверждении требований улучшенной отделки равнозначных квартир № 516 и учреждении Московского фонда реновации жилой застройки («кубышки») и только потом, через полтора месяца – 26 сентября постановление № 708, которым закрепили перечень стартовых площадок и почти готовых домов, возводимых в рамках других инвестиционных программ, но вдруг предназначенных для переселения участников реновации первой волны.

Большая часть домов, переданных для переселения по реновации в рамках первой волны и определенных постановлением № 708, не соответствовала требованиям улучшенной отделки и не могла соответствовать в силу их конструктивных особенностей, этого московские чиновники не могли не знать или же они просто профнепригодны.

В разных районах разные реалии и качество неравнозначных квартир также отличается. Конечно, многие соглашались на неравнозначные варианты по собственной воле, добросовестно заблуждаясь относительно качественных характеристик предоставляемых квартир или же полагая, что следующий вариант будет еще хуже – об этом рассказывали сами участники реновации. Но нашлись сотни людей, которые проверяли не только количество и площадь комнат, но еще и перечень требований улучшенной отделки, а выявив несоответствия, отказывались от переезда. Первые случаи мотивированных отказов от переезда вызвали приостановку выдачи «ордеров» и другим соседям. Это остановило переселение первой волны и создало феномен частично расселенных домов, которые были выселены не полностью, на 50-80 процентов, а в остальных квартирах продолжали жить «отказники». Дело в том, что в судебном порядке их можно было выселить только в случае отказа от предоставленной равнозначной квартиры.

С принудительным судебным выселением столкнулись участники программы реновации, проживающие в районах Бескудниковский, Кунцево, Проспект Вернадского – и сейчас здесь продолжается самое громкое скандальное переселение.

Среди многочисленных примеров отсутствия улучшенной отделки были ситуации с размером ванны. Представьте, почти 60 лет назад строили малогабаритные квартиры для расселения бараков и коммунальных квартир с «шикарными» в то время ваннами длиной 150 см. И вот, спустя 60 лет, московские власти разрабатывают новые стандарты жилищного реновационного комфорта с длиной ванны не менее 170 см, да только это так и осталось во многих случаях «на бумаге», на деле длина ванны осталась прежней. Конструктивные особенности достаточной части домов, включенных в постановление № 708, просто не предусматривали новые стандарты.

Но принудительное выселение состоялось. Почти через год после первых мотивированных отказов от переселения 11 ноября 2019 года Правительство Москвы принимает новое постановление № 1465, которое вносит изменения в постановления Правительства Москвы от 8 августа 2017 г. N 516-ПП и от 8 августа 2017 г. N 517-ПП. Правительство Москвы фактически наделило Московский фонд реновации правом издать нормативный правовой акт, лишающий неопределенный круг лиц, а это тысячи москвичей – участников реновации, права на получение равнозначной квартиры. Теперь Фонд своими решениями может определять, имеет ли право участник программы реновации на улучшенную отделку или должен ехать в неликвидные квартиры, которые чиновникам нужно реализовать, а Департамент городского имущества г. Москвы получил возможность принудительного судебного выселения участников реновации в обход их законных требований. При этом власти продолжают заявлять, что в судебном порядке выселяются единицы, этих людей нам представляют недовольными сутягами, обнаглевшими хапугами.

При этом Департамент городского имущества г. Москвы, как и чиновники от градостроительного блока Москвы «не считают», что москвичи были переселены в неравнозначные квартиры. Они активно применяют введенную постановлением № 1465 формулировку, называя предлагаемые квартиры – «квартирами с особенностями применения Требований к улучшенной отделке равнозначных помещений». Сколько точно таких случаев в Москве сложно сказать, как видите, еще и суды препятствуют сбору статистики.

Несмотря на то, что было принято постановление Правительства Москвы, которое внесло изменения в постановления 516, 517, наделив Фонд реновации «свободой» определять к какому многоквартирному дому применять особенности применения Требований улучшенной отделки – выселение не было законным.

Это определенно грубейшее процессуальное нарушение. Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований. Это закон, правило, это норма гражданского процесса. Посмотрев приведенные материалы гражданских дел вы увидите, что из двадцати с лишним дел, только одна пятая часть участников реновации, которых принудительно выселяли в судебном порядке, обращалась за юридической помощью.

Это говорит о том, что участники реновации, как многочисленная категория жителей Москвы, оказались не в состоянии обеспечить себе помощь профессионального юриста или отнеслись к своей защите легкомысленно, возможно, они не ожидали, что само государство в лице московских чиновников так поступит с ними, а суд встанет на защиту несправедливой позиции чиновников. Таких людей легче всего поразить в правах. Дела, в которых принимали участие представители, я посмотрел гораздо подробнее. Многие представители ссылались на 516 постановление Правительства, заявляя о недопустимости переселения в квартиры без улучшенной отделки, я пошел немного дальше и сразу стал требовать представления соответствующих решений Фонда реновации. Полагаю, что ДГИ г. Москвы просто и без особых усилий, часто без предоставления соответствующих документов побеждал в суде, не встречая серьезного сопротивления, пока мы не встретились.

Одно из дел № 02-0808/2020 в Никулинском районном суде, где я защищал семью Смирновых. Здесь тот самый случай с ванной менее 170 см – ниже предусмотренного минимального стандарта. Семья Смирновых одной из первых в Москве заявила о своем мотивированном отказе от переезда, а их история вызвала общественный резонанс благодаря поддержке Московской группы защиты прав москвичей при реализации программы реновации. Тогда еще был получен ответ от руководства Департамента строительства города Москвы о том, что в доме, предложенном им для переселения в силу конструктивных особенностей нельзя установить ванну с минимальными установленными требованиями длиной 170 см. Это дом № 58 на улице проспект Вернадского.

Целый год семью не трогали, но спустя 2 недели после принятия постановления №1465 подали иск о выселении. Я тогда заявлял ходатайство о представлении документов Фонда, и суд его удовлетворил, хотя ДГИ г. Москвы и представитель прокурора активно возражали. Первые заседания откладывались, так как ДГИ г. Москвы не нашел в своем ведомстве соответствующих решений, тогда суд вынес определение об их истребовании. ДГИ г. Москвы продолжал затягивать процесс, но документов так и не предоставил. Сначала предоставил простую справку от Фонда реновации о том, что все решения приняты, и хотя дом без улучшенной отделки – в данном случае квартиру можно считать равнозначной.

Конечно, меня такой ответ не устроил и суд направил повторный запрос. На него была предоставлена невнятная выписка по одному из решений фонда, но только по этой выписке суд так и не смог разобрать, когда было принято это решение, кто и когда производил созыв собрания, кто участвовал в принятии решения. Мне кажется, что на этом этапе уже стало работать «телефонное» право – и на основании откровенно ненадлежащей выписки иск был удовлетворен Никулинским судом, а позднее решение суда было оставлено Мосгорсудом без изменения, хотят и Мосгорсуд не смог определить дату собрания, кто принимал соответствующие решения, а, если не установлена дата принятия решения и персональный состав участников, принимавших решение, значит и решения могло не быть.

Я полагаю, Департамент городского имущества г. Москвы и Московский фонд реновации жилой застройки не предоставили запрашиваемые судом документы по той причине, что их просто не существует. Чиновники опять удобно для себя решили, что все «прокатит». Ведь приняли постановление Москвы, внесли изменения, переложили всю ответственность за непредоставление равнозначных квартир без улучшенной отделки на некий обезличенный Фонд реновации, освоили бюджетные деньги, малоликвидные квартиры реализовали, да еще и москвичей в них запихнули, а самое главное – в этом не замешаны ни Собянин, ни его Правительство. Да только вот Фонд не безликий. В постановлении № 517, которым был учрежден Московский фонд реновации жилой застройки был утвержден и персональный состав лиц, которые принимают основополагающие решения. Среди них тот самый Собянин С.С., Хуснуллин М.Ш., Сергунина Н.А. Ракова А.В. и другие высокопоставленные чиновники Правительства Москвы и Правительства России. Получается, что чиновники Правительства Москвы, переложившие всю ответственность за провальные решения по реновации на Фонд, все-таки могут быть втянуты в очередной скандал по неисполнению принятых обещаний и своих же нормативов.

Если бы Департамент городского имущества г. Москвы предоставил запрашиваемые нами документы еще на первом заседании по собственной инициативе, то на нем бы рассмотрение дела и завершилось бы, не растягиваясь с ноября 2019 до октября 2020 года. Вместо этого «представитель» города требовал немедленного выселения москвичей из квартиры, принадлежавшей им на праве собственности без права на апелляционное обжалование, заявляя о каких-то убытках, которые якобы были причинены отказом от добровольного переселения. И, хотя суд удовлетворил такое безосновательное ходатайство через полгода после его заявления вместе с удовлетворением исковых требований истца, городу не удалось исполнить принудительное выселение. На уже выданные исполнительные листы и возбужденное исполнительное производство мы ответили определением Мосгорсуда о приостановлении исполнительных действий.

Сейчас, учитывая, что решение суда первой инстанции апелляционным определением оставлено без изменения, Смирновым придется переехать в ту неравнозначную реновационную квартиру. Этого потребуют приставы сразу после получения определения Мосгорсуда, так как исполнительные действия были приостановлены до рассмотрения нашей апелляционной жалобы. Смирновы согласны на переезд добровольно, но и добровольный порядок переселения сейчас пока не может быть исполнен. В связи с предпринятыми мерами по борьбе распространением коронавирусной инфекцией – судебные канцелярии не ведут прием граждан и не выдают судебные решения. Несмотря на предстоящий переезд в малоликвидную неравнозначную квартиру, борьба за жилищные права будет продолжена, но дальнейшую стратегию защиты раскрывать сейчас преждевременно, это может повредить моим доверителям. Могу только сказать, что нам еще предстоят другие судебные процессы и не исключено, что реновационная квартира станет промежуточным вариантом проживания, пока Смирновым не будет предоставлена действительно равнозначная квартира.

Бывший житель печально известного московского микрорайона «Камушки» рассказал, в каких условиях он со своей семьей оказался после переезда по программе реновации.

В публичном пространстве очень мало личных историй о реновации и еще меньше желающих раскрывать душу. Общество настолько поляризовано и сама тема настолько взрывоопасная, что лучше молчать – от комментариев одинаково огребают и те, кто пострадал от сноса своего дома и не может с этим смириться, и те, кто ждал новое жилье и благодарен программе за свалившееся на него счастье. Но есть, оказывается и такие невероятные истории, когда ожидаемая выгода от бесплатной квартиры оборачивается убытками и разорением. Как это происходит, на примере своей семьи, переехавшей из пятиэтажного микрорайона «Камушки» в самый дорогой квартал «Москва Сити», рассказал «Новым Известиям», москвич Владимир Кислов.

Ок, беру на карандаш, считаю: покупка и профессиональный монтаж оборудования – минимум 200 тысяч. Это надо моим старикам? К отделке «комфот-класса» особо не придирался, хоть она и вызвала оторопь у моих родителей, которые следили за своей квартирой и у них не было отошедших от стен плинтусов и непрокрашеных батарей. Но те, кто превратил старое жилье в бомжатник за годы ожидания переезда, вполне могли быть довольны – на «косметику» можно не тратиться или сделать её за «небольшие» 50-100 тысяч. Как быть с другими проблемами? Ни диван, ни кресло, ни шкаф из старой квартиры в новую, где шесть углов и два небольших просвета у стен, сюда не поставишь, придётся заказывать новое – интересно, 200 тысяч хватит или дороже будет?

«Кухня», совсем недавно купленная родителями, тоже на выброс – сюда она не подходит, значит, ещё раз раскошелимся на 150 тысяч. Шкаф-купе в коридоре шириной 80 сантиметров не предусмотрен, только крючки для верхней одежды, но хоть это не дорого. Ванна – туалет почти комплект, осталось только стиральную машинку занести и переложить плитку. А вот куда дачные запасы и отцовы колеса – вопрос. В старом доме был подвал и балкон, это добавляло квартире 20% площади, здесь такая «равнозначность», что нет даже сантиметра лишнего.

Бабушка соглашается хранить колеса у себя под кроватью. А машину куда? Свободных мест на Мукомольном нет, подземная стоянка – от 3 миллионов рублей. Авто отца и в лучшие времена столько не стоило. Придётся где-то снимать гараж – плюсуем 300 тысяч в год. И это мы ещё коммуналку не считали, которая в башнях Москва-Сити в четыре раза выше, чем в хрущовке, и не выписывали альпиниста помыть окна – там грязи на полмиллиона после двух лет стройки.

Мать загрустила: надо отказываться! Спускаемся с этим предложением к распорядителям. Нам популярно объясняют: в случае отказа, робот будет так же распределять, но уже из остатков отказных квартир. Махнуться с кем-нибудь этажами, где квартиры идентичные, но хотя бы с открывающимися окнами и без лишних углов, на этапе получения не допускается. После переезда и оформления в собственность, жильцы уже вольны делать что хотят: продавать, сдавать, меняться и т.п. За слово «продавать» родители ухватились. Двухкомнатные квартиры на Мукомольном выставлены на продажу от 18 до 25 миллионов рублей. Это цена от застройщика, им, напомню, является город, весь жилой фонд, построенный в рамках реновации принадлежит ему. Я вышел с предложением – забрать у нас эту квартиру и выдать родителям деньги, чтобы они смогли приобрести для себя более подходящее жилье.

Статья 32 Жилищного кодекса РФ это позволяют – «собственники вправе потребовать вместо новой квартиры денежное возмещение — рыночную стоимость освобождаемой квартиры с учётом общего имущества, земельного участка, понесенных затрат и упущенной выгоды». Ожидаемо, что меня с этим чудным предложением развернули прям с порога. Клерк, выдававший смотровые, втолковывал, что «освобождаемой» является старая квартира на Красногвардейском проезде, её рыночная стоимость равна нулю, а на Мукомольном родителям дали жилье комфорт- класса с высокой рыночным потенциалом. Но ведь именно эту «конкурентноспособную» мы и хотели обменять на деньги, пока она окончательно не разорила родителей «ожидаемыми затратами и упущенной выгодой».

«Ну вы и насчитали!» – запричитал клерк, его задели не столько даже неминуемые бытовые расходы переселенцев, сколько то, что к этому списку я приплюсовал возмещение за утраченный земельный участок и общее имущество дома по старому месту жительства.

– Нет у вас ничего, всё отдано под реновацию».

Кому? Вот моя семья – участники реновации, у них все было – земля, квадратные метры – ценность имущества подтверждается ценой на новую равнозначную квартиру – 25 миллионов. Не с потолка же её взяли? Вот простая арифметика: при средней стоимости строительства реновационного жилья в 116,9 тыс.рублей за “квадрат”, на наша новая двушка 50 метров стоит не более 6 миллионов рублей. За что покупатель со стороны должен отдать еще 19 миллионов? Я думаю, что «за место» – за землю, которую фонд реновации отнял у нас и положит в свой карман. Было бы справедливо, если бы эти деньги отдали людям, чтобы они могли сами купить себе квартиру, оставив фонду ту, что нам не нужна и является разорительной для семьи. Нельзя! – пучит глаза клерк, которому поручена одна единственная функция – принудить переселенцев на подписание договора мены.

Поднял претензии на более высокий уровень. Москомархитектура ответила, что не уполномочена на толкование экономических последствий от принятых городом решений. Фонд реновации отстранился, так как «не имеет компетенций для комментирования семейных расходов при переселении по программе». В Департаменте городского имущества ответили, что ценовая политика не их тема, если что-то не устраивает, идите в суд. Суд в иске отказал: семью переселили по закону, федеральный закон не может учесть платежеспособность каждой семьи и пожелания каждой бабушки.

По инстанциям бегали несколько месяцев. За это время в родительском доме уже обрезали газ, в расселенных квартирах мародеры сняли батареи и вынесли в металлолом ванны. Перепуганным родителям в спину дышали судебные приставы. Были среди них и те, кто «по-человечески» советовал не упорствовать – стоимость новой квартиры представлялась им щедрым подарком от города: «да продадут ее ваши родители, купят себе две, поскромнее, и еще на жизнь останется. Все так делают». Простая мысль, что коробку в человейнике на полторы тысячи квартир выгодно продать невозможно, это не удается даже фонду реновации. Можно только впарить, обманув тех, кто еще верит, что вид из окна на экзотический центр Москва-Сити стоит того, чтобы считать это комфортным и конкурентным жильем. Стою на своем: город сам должен доплачивать переселенцам только за то, чтобы они соглашаются здесь жить.

И все же с этой счастливой мыслью – любым путем расстаться с новой квартирой, – вынуждены были согласиться на то, что дают.

Я до сих пор не понимаю, для чего вообще строились эти башни с умопомрачительной человеческой плотностью в кольце дорог. Мои родители и бабушка жить там не смогли – снимают жилье в Шелепихе, 55 тысяч рублей в месяц. Для оплаты и на ремонт взяли кредит – 800 тысяч – в счёт «навара» от реновационной квартиры. И таких «умных» у нас – полкорпуса. Только на Авито и на Циане две сотни объявлений с Мукомольного проезда. Ни одной квартиры не продано. Если есть где жить, то, наверное, все не так страшно, – лишняя квартира в запасе не помешает. Но если жилье одно, то только и остается причитать: «Господи, вот жесть досталась москвичам!»

Владимир Кислов решился рассказать семейную историю реновации, несмотря на то, что многие бывшие соседи по «Камушкам» программу поддерживают и вполне себе довольны жизнью и квартирами за задворках Москва-Сити. Их тоже можно понять: важно же остаться в родных местах и одновременно получить все блага цивилизации – горячую воду без газовой колонки, квартиру с ремонтом в отличие от старой халупы, и вид из окна, как бы уравнивающий простых москвичей с избранными небожителями.

А что делать тем, у кого в тех же «Камушках», рядом с девятиэтажкой, не вошедшей в реновацию, начала строиться новая башня этажей этак на шестьдесят? У Кислова так и случилось – пока боролся за права своей семьи и составлял план защиты «на случай войны», стройка подкралась к самому порогу. «Мало того, что внаглую залезли на придомовую территорию, не заплатив жильцам ни копейки, так еще и непонятно, что здесь происходит – реновация, точечная застройка или комплексное развитие территории, которым теперь можно оправдать что угодно», – говорит он.

Что бы не происходило , результат один – новая стройка обвалила цены на квартиры в уцелевших от сноса и некогда престижных домах –рядом с подозрительной стройплощадкой их никто не покупает и самим жить невозможно. В подъезде у Владимира, по его словам, осталось человек десять собственников – «разбежались кто куда». Ему бежать некуда, попал в ту же западню, из которой пытался вытащить свою несчастную семью.

Ольга Артухова, кандидат юридических наук, эксперт правозащитного фонда «Жилищный вопрос»:

– Новости наступившего года. В Москве начинается вторая волна реновации заявил журналистам вице-мэр и глава стройкомплекса столицы Андрей Бочкарев. По его словам, за год планируется ввести 8,5 млн кв. м жилой недвижимости на месте ранее снесенных домов. Примерно столько же будет возведено за счет внебюджетных источников в рамках программы комплексного освоения территорий (КРТ). Закон принят Госдумой в конце декабря и стал еще одной важной вехой на пути стройкомплекса к полному обновлению столицы.

Можно было бы порадоваться успехам, если бы они не сопровождались фактической отменой права собственности граждан на недвижимость, в первую очередь— на жилье. Законодатели, разумеется, хотели, «как лучше»: нормализовать условия жизни людей и обновить городскую среду. Но на деле написали закон еще более репрессивный, чем закон о реновации, где есть хотя бы псевдозабота о жителях, которых переселяют в человейники хуже качеством, чем были старые дома, и содержатся элементы договорных отношений между государством и собственниками (три варианта подбора жилья, например, расселение коммуналок в отдельные квартиры – пусть небольшое, но все же соблюдение имущественных прав). Закон о КРТ написан для застройщиков и региональных властей, которые получили право произвольно лишать граждан любого недвижимого имущества, включая единственное жилье, и приводить «приговор» в исполнение практически сразу – в трехдневный срок после решения суда.

Эту опасность предвидели не только правозащитники. Тысячи обращений москвичей переданы в Госдуму ко второму и третьему чтению законопроекта. Все они были примерно такого содержания: «Я не просил сносить наш дом. Но месторасположение нашего микрорайона очень привлекательно для коммерсантов. Они хотят тут зарабатывать, вытесняя нас в никуда и не предоставляя компенсации за разрушенную жизнь». «Не должно быть закона, превращающего право собственности в ничто, нельзя допускать, чтобы твоё имущество могли забрать в любой момент и на тех условиях, которые сами застройщики и диктуют».

К сожалению, гражданское сопротивление не привело к изменениям в законодательстве, оно даже не был услышано. И что теперь? «Шеф, все пропало?» Нет, за свои права и свою собственность нужно бороться, несмотря на жесткие законодательные процедуры и на психологический прессинг со стороны властей, которые всеми силами хотят убедить население, что избранная ими политика имущественных лишений граждан является правильной и одобряемой большинством населения.

Помните, известное высказывание мэра Собянина, что только пол-процента жителей «судятся-рядятся» из-за переселения? Это не так. Ранее “Новые Известия” в статье «Бери, что дают и не задавай вопросов” рассказывали о реальной практике московской реновации. Ее не легко, но можно установить с помощью картотеки судебных дел Мосгорсуда, хотя суды и прячут гражданские дела по искам участников реновации к ДГИ под различными шифрами типа «иные споры, связанные с имущественными вопросами», «о признании права собственности на садовые участки» и т.п. Это затрудняет статистику, но кота в мешке не утаишь, как и динамику роста судебных разбирательств с участием переселенцев и департамента городского имущества.

Если в ноябре 2019 года чиновники заявляли о единичных случаях обращения в суд, то к концу прошлого года показатели возросли до 15 % – люди не просто оспаривают принудительное переселение в худшую, на их взгляд, квартиру, но и претендуют на выбор между деньгами и новым жильем. И это уже получается.

В социальных сетях растет количество свидетельств самих участников реновации о том, как им удалось избавиться от низкосортных квартир, добиться нормальной компенсации за недостающие метры, все больше вопросов, как выйти из программы и жадное обсуждение примеров, когда это удалось. Нет сомнения, что с ростом сноса старого фонда и ввода в строй нового жилья усилится и бегство из принудительной реновации. Суды даже в приказном порядке не смогут защищать стремительно разрушающуюся репутацию городской программы.

Это повышает шансы и для участников программы КТР.

Во-первых, у них есть право на проведение собраний, где большинством голосов следует закрепить позицию, что собственники не хотят лишаться своего имущества ни при каких обстоятельствах. Сложившаяся судебная практика говорит о том, что при разрешении споров воля большинства имеет решающее значение.

Во-вторых, даже если принято решение о принудительном выселении собственников, то что в этом такого страшного? Вы имеете дело не с государством, а с коммерческой структурой, которая в своих интересах покушается на вашу собственность. У вас свои интересы, и можно до бесконечности тянуть время, отстаивая их в судах. Может случиться, что дом все-таки снесут, жильцов принудительно расселят в неустраивающее жилье или предложат денежное возмещение, на которое можно купить только собачью конуру, – бояться этого не надо.

Сам факт насильственного выселения и лишения собственности, нарушившие конституционные права граждан, нужен будет для дальнейшего суда в ЕСПЧ и получения компенсации, которая явно приведет в уныние ваших гонителей. Вы эту сумму сможете использовать для самостоятельной покупки нового жилья.

Не спорю: путь предстоит долгий и мучительный. Люди хотят жить, а не тонуть в бюрократии и судах. Но такая сейчас реальность, что выбора почти нет: либо бороться с законодательным варварством, либо благодарить и кланяться за то, что оно есть.

Москва при Сергее Собянине, казалось бы, привыкла к масштабным проектам и огромным бюджетам строительства инфраструктуры и благоустройства города, однако затеянная мэром программа реновации поражает не только объемом средств, которые будут освоены, но и влиянием на жизнь миллионов москвичей. Одним предстоит переселение, другим — многолетнее соседство с площадками сноса хрущевок и строительства новых домов.

В мае 2017 года 30 000 москвичей вышли на митинг против программы. Власть недовольных не заметила — реновация набирает ход. Уже разыграны тендеры на десятки миллиардов рублей, а предстоит освоить еще на порядок больше. На кону не менее 3 трлн рублей.

Ссылка на основную публикацию