Судьба исторических зданий в Москве – Варламов.ру – ЖЖ

Судьба исторических зданий в Москве – Варламов.ру – ЖЖ

Возвращение «длинных ковшей»: что будут сносить в москве этим летом

Мэрия Москвы назвала еще 107 торговых объектов, которые будут снесены в ближайшее время как самострой. Источники РБК в мэрии утверждают, что одномоментного сноса, как в февральскую «ночь длинных ковшей», не будет

Мэр Москвы Сергей Собянин на заседании президиума столичного правительства 28 июня поручил продолжить снос самовольных построек. Новый список подлежащих ликвидации объектов появился на сайте правительства Москвы. Теперь он включает 211 объектов, из которых 104 уже были в списке на начало года (см. справку «Первая волна»), а еще 107 — новые адреса, где снос должен состояться этим летом.

Площадь «новых» 107 объектов, по данным московского правительства, составляет 31 тыс. кв. м. Среди них наряду с совсем небольшими постройками есть и настоящие торговые центры — например, двухэтажный комплекс площадью примерно 3,7 тыс. кв. м около станции метро «Южная», в котором размещены Банк Москвы и «Суши Шоп», или торгцентр 2,5 тыс. кв. м вблизи «Теплого Стана», где расположены рыбный магазин «Океан» и Фора-банк.

​Под снос попадают объекты, расположенные главным образом вблизи входов в вестибюли и подземные переходы станций метро. Как правило, это небольшие магазинчики, торгующие цветами, продуктами, кондитерскими изделиями, а также аптеки, букмекерские конторы, салоны связи, магазины «живого пива» и т. д. «Зачищается» территория у станций метро «Улица 1905 года», «Кропоткинская», «Парк Культуры», «Добрынинская», «Проспект Вернадского», «Теплый Стан», «Бибирево», «Отрадное», «Дмитровская», «Первомайская», «Электрозаводская», «Волжская», «Нахимовский проспект», «Каховская», «Нагатинская» и др. «Город продолжает освобождаться от опасного самостроя. Речь идет об объектах, расположенных на инженерных коммуникациях, улично-дорожной сети, в охранной зоне метрополитена», — приведена цитата Сергея Собянина на сайте мэрии.

Из арендаторов крупнейшей жертвой стала «Евросеть» — она из-за сноса потеряет минимум восемь объектов, «Связной» — четыре, «Новый книжный» и аптечная сеть «36,6» — по два объекта. Три салона «Евросеть» и так планировала переносить из-за низкого трафика, тогда как остальным пяти предстоит вынужденный переезд, сообщила представитель ретейлера Ульяна Смольская: «Мы знали, что после первой волны сноса будет вторая. В первую волну было снесено около 13 наших объектов, но, по сути, для нас это стало сменой локации — мы перевезли оборудование и товар. Естественно, подходящие места были найдены заранее».

Под снос попадает здание возле станции метро «Дмитровская» на Бутырской улице, 86г, в котором находится кофейня «Шоколадница» площадью около 150 кв. м. «Мы проработали в этом месте более трех лет, актуальные списки объектов под снос появились всего несколько месяцев назад. Мы продолжим диалог с арендодателем о компенсации нанесенного нам ущерба, — рассказал РБК управляющий директор сети кофеен «Шоколадница» Алексей Каира. — Это место было самым лучшим — возле метро, высокий трафик. Найти альтернативную площадку будет крайне сложно».

«Когда мы выбираем место для нового магазина, то закладываем этот фактор риска в бизнес-модель, — говорит владелец сети «Избенка» Андрей Кривенко, у него под снос попал магазин на Азовской улице. — Основные наши затраты — это оборудование, которое можно быстро забрать и перевезти на другой объект. Пока ничего нам не сломали».

Снос без графика

Владельцам и арендаторам объектов, попавших в список, власти должны прислать письменные уведомления о сносе в течение недели с момента опубликования соответствующего постановления, а префектуры — установить информационные щиты с сообщением о демонтаже, после чего у собственника есть два месяца на то, чтобы добровольно демонтировать объект и погасить запись о собственности в ЕГРП. В этом случае собственники самовольных построек имеют возможность получить компенсацию, иначе объекты демонтирует местная префектура силами ГБУ «Автомобильные дороги».

Источники РБК в мэрии утверждают, что одномоментного сноса, как в феврале, скорее всего, не будет. «Для нас это планомерная работа, у нас нет никаких планов, графиков, в этом плане мы творчески свободны. Дата и время административного демонтажа определяется исходя из основных задач по недопущению неудобств жителям», — говорит начальник Госинспекции по недвижимости Москвы Сергей Шогуров. Сроки сноса будут варьироваться от объекта к объекту, уточнила пресс-секретарь инспекции Мария Филаретова: «В ближайшее время будет организована процедура уведомления владельцев объектов с указанием сроков, отведенных на добровольный демонтаж. Сроки будут устанавливаться в зависимости от площадных характеристик и этажности объекта».

Первая волна

В ночь на 9 февраля 2021 года московские власти снесли 97 объектов незаконного строительства, всего в списке мэрии было 104 адреса. Среди уничтоженных построек оказались как ларьки, так и целые торговые павильоны, например торгцентр «Пирамида» рядом со станцией метро «Пушкинская», «Альбатрос» у станции метро «Щелковская», а также торговые ряды у станций метро «Чистые пруды», «Кропоткинская», «Арбатская» и «Улица 1905 года».

Решение о сносе было принято в декабре, но большинство владельцев недвижимости и арендаторов не спешили покинуть помещения или самостоятельно их сносить. Получилось, что некоторые объекты начинали демонтировать, когда там еще находились продавцы. Юристы и собственники павильонов требовали предоставить документы, на основании которых должен производиться снос построек, но полицейские отказывались показывать бумаги. Как минимум одного из протестующих, вышедших к павильонам на «Чистых прудах», полиция задержала.

Поспешность действий мэрии руководитель департамента науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы Олег Бочаров объяснил тем, что объекты «несут угрозу жизни и здоровью людей». Согласно опросу ВЦИОМа, массовый снос торговых павильонов в Москве поддержали 63% жителей города, 71% опрошенных посчитали постройки возведенными «скорее незаконно», против высказались только 26% респондентов. При этом москвичи продемонстрировали высокий уровень осведомленности о происходящем: о массовом сносе узнали 94% жителей столицы, причем 40% заявили, что хорошо знакомы с ситуацией и интересуются информацией по этому поводу.

Читайте также:  Проекты планировки территорий кварталов реновации в Доме на Брестской

Снос самостроя в Москве регулируют два постановления городского правительства — № 819 от 11 декабря 2021 года и № 829 от 8 декабря 2021-го. По данным госинспекции, за время действия постановления № 819 в Москве было снесено 1,85 тыс. объектов, которые по документам обозначены как капитальные, из них в 2021-м — 690, в 2021-м — 844, в 2021-м — 316. Ко всем этим объектам у мэрии есть претензии, но сносятся они только по решению суда или самими владельцами. Как правило, это объекты, размещенные без права собственности и без кадастровых документов. В редких случаях объект находится на кадастровом учете, но без прав собственности.

Список постановления № 829 — это объекты, по которым город либо проиграл суд, либо суды не рассматривали иск к владельцам, потому что прошел трехлетний период исковой давности. Именно в этом списке было 104 объекта, около сотни из которых снесли в февральскую «ночь длинных ковшей». Изменения в Гражданский кодекс, вступившие в силу в сентябре 2021-го, предоставили органам местного самоуправления право принимать решение о сносе самовольных построек во внесудебном порядке, если таковые расположены на территориях с особым режимом использования — например, если под объектом проложены коммуникации.

Объекты, не подпадающие под требования ст. 222 ГК РФ о самовольной постройке, имеют возможность избежать сноса, если такое решение вынесет Градостроительно-земельная комиссия (ГЗК) и если собственник заплатит в бюджет города штраф. «Если объект самостроя находится в постановлении № 819, он может быть потенциально рассмотрен на ГЗК — это возможность сохранения путем оплаты городу штрафных санкций​», — подтверждает Шогуров. Если ГЗК вынесла положительное решение, после оплаты штрафов и предоставления всех заключений постройка может быть сохранена.

По его словам, таких решений было принято около 60 за весь период борьбы с самовольным строительством; доход городского бюджета от штрафов, доплаченных собственниками, чтобы узаконить свои объекты, исчисляется миллиардами рублей. Однако на положительное решение ГЗК не могут претендовать объекты, которые стоят на коммуникациях или улично-дорожной сети, а в нынешнем списке именно такие.

«Не стало гадюшника»

Предприниматель Норайр Сарибекян, собственник двух объектов из нового списка — на улице 1905 года и на Пресненском Валу, говорит, что добровольно ничего сносить не собирается и компенсацию от властей Москвы получать не планирует. «Как я могу добровольно снести здание, которое не является самостроем? У меня есть решение суда, что это не самострой. Это самодурство правительства Москвы, это ни под один закон не попадает», — говорит Сарибекян. По его словам, сразу после сноса объектов он намерен подать в суд на городские власти.

В 2021 году Арбитражный суд Москвы отказал в удовлетворении иска префектуры ЦАО к ООО «Союз-Сона», ООО «Болеро-Н» и ООО «Стаймс-Реэл» о признании здания на Пресненском Валу самовольной постройкой (все три фирмы являются собственниками разных частей здания) в связи с истечением трехлетнего срока давности. Последнее решение суда от 4 февраля 2021-го вынесено в пользу Сарибекяна. «Мы по этому объекту были две недели назад у господина Шогурова на комиссии. Он сказал, что претензий к нам нет и объекты будут сохранены. Документы идут в Москомархитектуру, чтобы она просмотрела, соответствует ли внешний облик, и все», — говорит Сарибекян. Тем не менее его недвижимость попала в новый список и будет снесена.

Попытки других собственников судиться с мэрией также провалились. В начале июня ООО «Созидание» подало иск к правительству столицы и префектуре Южного административного округа на 1,8 млрд руб. — компания пытается возместить свои убытки от сноса здания площадью 1,5 тыс. кв. м во время «ночи длинных ковшей». Арбитражный суд начнет его рассматривать 1 июля. Но правительство Москвы тем временем готовит встречный иск к владельцам «Созидания», сказал Шогуров. Иск включает ущерб за необоснованное обогащение от пользования земельным участком, недополученный платеж за использование этого участка, взыскание затрат за работы по сносу. В новом списке мэрии у «Созидания» оказалось шесть объектов на Кировоградской улице и Варшавском шоссе, рассказал РБК адвокат Рубен Маркарьян, представляющий интересы владельца зданий.

«После «ночи длинных ковшей» проверялась легитимность постановления. Но в решении от 24 декабря 2021 года Мосгорсуд пришел к выводу, что правительство Москвы обладало достаточной компетенцией для принятия этого нормативного акта. Владельцы зданий указывали на запись в ЕГРП и наличие свидетельства о собственности, но суды скептически отнеслись к таким заявлениям», — отмечает старший юрист адвокатского бюро А2 Мария Понаморева. Она рекомендует обжаловать действия властей по процессуальным моментам: несвоевременное информирование, несоблюдение мероприятий по определению площадок для хранения имущества, находившегося в самовольной постройке. «Но если отсутствовало разрешение или оно было оформлено с нарушениями, то практически бесполезно что-то отстаивать», — говорит Понаморева.

Читайте также:  Снос пятиэтажек несносимых серий в Москве — все, что известно на сегодня – Reconomica — истории из жизни реальных людей

Собственники объектов, которые были признаны самостроем в июне, уже обратились с письмом в адрес президента Владимира Путина, рассказал глава Ассоциации владельцев недвижимости Владимир Капустин. Они просят дождаться решения Конституционного суда. Но в апреле 2021 года Верховный суд уже признал правомерным постановление № 829 и отказал ООО «Звездочка» в исключении объекта на проспекте Мира из перечня самостроя.

«Страдает в основном не малый бизнес, потерпевшая сторона — это правительство Москвы, у которой отобрали территории, — считает Шогуров. — Те же Чистые пруды показали: не стало этого гадюшника, и все забыли, теперь это городская территория, которой пользуются жители».

Наталья Суворова, Иван Голунов, Николай Гришин, Денис Пузырев, РБК

Отрывок, характеризующий программа сноса ветхих пятиэтажек в москве

Кутузов прошел по рядам, изредка останавливаясь и говоря по нескольку ласковых слов офицерам, которых он знал по турецкой войне, а иногда и солдатам. Поглядывая на обувь, он несколько раз грустно покачивал головой и указывал на нее австрийскому генералу с таким выражением, что как бы не упрекал в этом никого, но не мог не видеть, как это плохо.

Полковой командир каждый раз при этом забегал вперед, боясь упустить слово главнокомандующего касательно полка. Сзади Кутузова, в таком расстоянии, что всякое слабо произнесенное слово могло быть услышано, шло человек 20 свиты. Господа свиты разговаривали между собой и иногда смеялись.

Ближе всех за главнокомандующим шел красивый адъютант. Это был князь Болконский. Рядом с ним шел его товарищ Несвицкий, высокий штаб офицер, чрезвычайно толстый, с добрым, и улыбающимся красивым лицом и влажными глазами; Несвицкий едва удерживался от смеха, возбуждаемого черноватым гусарским офицером, шедшим подле него.

Гусарский офицер, не улыбаясь, не изменяя выражения остановившихся глаз, с серьезным лицом смотрел на спину полкового командира и передразнивал каждое его движение. Каждый раз, как полковой командир вздрагивал и нагибался вперед, точно так же, точь в точь так же, вздрагивал и нагибался вперед гусарский офицер. Несвицкий смеялся и толкал других, чтобы они смотрели на забавника.

Кутузов шел медленно и вяло мимо тысячей глаз, которые выкатывались из своих орбит, следя за начальником. Поровнявшись с 3 й ротой, он вдруг остановился. Свита, не предвидя этой остановки, невольно надвинулась на него.

– А, Тимохин! – сказал главнокомандующий, узнавая капитана с красным носом, пострадавшего за синюю шинель.

Казалось, нельзя было вытягиваться больше того, как вытягивался Тимохин, в то время как полковой командир делал ему замечание. Но в эту минуту обращения к нему главнокомандующего капитан вытянулся так, что, казалось, посмотри на него главнокомандующий еще несколько времени, капитан не выдержал бы;

– Еще измайловский товарищ, – сказал он. – Храбрый офицер! Ты доволен им? – спросил Кутузов у полкового командира.


И полковой командир, отражаясь, как в зеркале, невидимо для себя, в гусарском офицере, вздрогнул, подошел вперед и отвечал:

– Очень доволен, ваше высокопревосходительство.

– Мы все не без слабостей, – сказал Кутузов, улыбаясь и отходя от него. – У него была приверженность к Бахусу.


Полковой командир испугался, не виноват ли он в этом, и ничего не ответил. Офицер в эту минуту заметил лицо капитана с красным носом и подтянутым животом и так похоже передразнил его лицо и позу, что Несвицкий не мог удержать смеха.

Кутузов обернулся. Видно было, что офицер мог управлять своим лицом, как хотел: в ту минуту, как Кутузов обернулся, офицер успел сделать гримасу, а вслед за тем принять самое серьезное, почтительное и невинное выражение.

Третья рота была последняя, и Кутузов задумался, видимо припоминая что то. Князь Андрей выступил из свиты и по французски тихо сказал:

– Вы приказали напомнить о разжалованном Долохове в этом полку.

– Где тут Долохов? – спросил Кутузов.


Долохов, уже переодетый в солдатскую серую шинель, не дожидался, чтоб его вызвали. Стройная фигура белокурого с ясными голубыми глазами солдата выступила из фронта. Он подошел к главнокомандующему и сделал на караул.

– Претензия? – нахмурившись слегка, спросил Кутузов.

– Это Долохов, – сказал князь Андрей.

– A! – сказал Кутузов. – Надеюсь, что этот урок тебя исправит, служи хорошенько. Государь милостив. И я не забуду тебя, ежели ты заслужишь.


Голубые ясные глаза смотрели на главнокомандующего так же дерзко, как и на полкового командира, как будто своим выражением разрывая завесу условности, отделявшую так далеко главнокомандующего от солдата.

– Об одном прошу, ваше высокопревосходительство, – сказал он своим звучным, твердым, неспешащим голосом. – Прошу дать мне случай загладить мою вину и доказать мою преданность государю императору и России.

Кутузов отвернулся. На лице его промелькнула та же улыбка глаз, как и в то время, когда он отвернулся от капитана Тимохина. Он отвернулся и поморщился, как будто хотел выразить этим, что всё, что ему сказал Долохов, и всё, что он мог сказать ему, он давно, давно знает, что всё это уже прискучило ему и что всё это совсем не то, что нужно. Он отвернулся и направился к коляске.


Полк разобрался ротами и направился к назначенным квартирам невдалеке от Браунау, где надеялся обуться, одеться и отдохнуть после трудных переходов.

Читайте также:  С легким паркингом: в Москве хотят запустить «гаражную реновацию» ​​​​​​​ | Статьи | Известия

– Вы на меня не претендуете, Прохор Игнатьич? – сказал полковой командир, объезжая двигавшуюся к месту 3 ю роту и подъезжая к шедшему впереди ее капитану Тимохину. Лицо полкового командира выражало после счастливо отбытого смотра неудержимую радость.

– Помилуйте, генерал, да смею ли я! – отвечал капитан, краснея носом, улыбаясь и раскрывая улыбкой недостаток двух передних зубов, выбитых прикладом под Измаилом.

– Да господину Долохову передайте, что я его не забуду, чтоб он был спокоен. Да скажите, пожалуйста, я всё хотел спросить, что он, как себя ведет? И всё…

– По службе очень исправен, ваше превосходительство… но карахтер… – сказал Тимохин.

– А что, что характер? – спросил полковой командир.

– Находит, ваше превосходительство, днями, – говорил капитан, – то и умен, и учен, и добр. А то зверь. В Польше убил было жида, изволите знать…

– Ну да, ну да, – сказал полковой командир, – всё надо пожалеть молодого человека в несчастии. Ведь большие связи… Так вы того…

– Слушаю, ваше превосходительство, – сказал Тимохин, улыбкой давая чувствовать, что он понимает желания начальника.

– Ну да, ну да.


Полковой командир отыскал в рядах Долохова и придержал лошадь.

– До первого дела – эполеты, – сказал он ему.

Долохов оглянулся, ничего не сказал и не изменил выражения своего насмешливо улыбающегося рта.

– Ну, вот и хорошо, – продолжал полковой командир. – Людям по чарке водки от меня, – прибавил он, чтобы солдаты слышали. – Благодарю всех! Слава Богу! – И он, обогнав роту, подъехал к другой.

– Что ж, он, право, хороший человек; с ним служить можно, – сказал Тимохин субалтерн офицеру, шедшему подле него.

– Одно слово, червонный!… (полкового командира прозвали червонным королем) – смеясь, сказал субалтерн офицер.


Счастливое расположение духа начальства после смотра перешло и к солдатам. Рота шла весело. Со всех сторон переговаривались солдатские голоса.

– Как же сказывали, Кутузов кривой, об одном глазу?

– А то нет! Вовсе кривой.

– Не… брат, глазастее тебя. Сапоги и подвертки – всё оглядел…

– Как он, братец ты мой, глянет на ноги мне… ну! думаю…

– А другой то австрияк, с ним был, словно мелом вымазан. Как мука, белый. Я чай, как амуницию чистят!

– Что, Федешоу!… сказывал он, что ли, когда стражения начнутся, ты ближе стоял? Говорили всё, в Брунове сам Бунапарте стоит.

– Бунапарте стоит! ишь врет, дура! Чего не знает! Теперь пруссак бунтует. Австрияк его, значит, усмиряет. Как он замирится, тогда и с Бунапартом война откроется. А то, говорит, в Брунове Бунапарте стоит! То то и видно, что дурак. Ты слушай больше.

– Вишь черти квартирьеры! Пятая рота, гляди, уже в деревню заворачивает, они кашу сварят, а мы еще до места не дойдем.

– Дай сухарика то, чорт.

– А табаку то вчера дал? То то, брат. Ну, на, Бог с тобой.

– Хоть бы привал сделали, а то еще верст пять пропрем не емши.

– То то любо было, как немцы нам коляски подавали. Едешь, знай: важно!

– А здесь, братец, народ вовсе оголтелый пошел. Там всё как будто поляк был, всё русской короны; а нынче, брат, сплошной немец пошел.

– Песенники вперед! – послышался крик капитана.

И перед роту с разных рядов выбежало человек двадцать. Барабанщик запевало обернулся лицом к песенникам, и, махнув рукой, затянул протяжную солдатскую песню, начинавшуюся: «Не заря ли, солнышко занималося…» и кончавшуюся словами: «То то, братцы, будет слава нам с Каменскиим отцом…» Песня эта была сложена в Турции и пелась теперь в Австрии, только с тем изменением, что на место «Каменскиим отцом» вставляли слова: «Кутузовым отцом».

Оторвав по солдатски эти последние слова и махнув руками, как будто он бросал что то на землю, барабанщик, сухой и красивый солдат лет сорока, строго оглянул солдат песенников и зажмурился. Потом, убедившись, что все глаза устремлены на него, он как будто осторожно приподнял обеими руками какую то невидимую, драгоценную вещь над головой, подержал ее так несколько секунд и вдруг отчаянно бросил ее:

Ах, вы, сени мои, сени!

«Сени новые мои…», подхватили двадцать голосов, и ложечник, несмотря на тяжесть амуниции, резво выскочил вперед и пошел задом перед ротой, пошевеливая плечами и угрожая кому то ложками. Солдаты, в такт песни размахивая руками, шли просторным шагом, невольно попадая в ногу. Сзади роты послышались звуки колес, похрускиванье рессор и топот лошадей.

Кутузов со свитой возвращался в город. Главнокомандующий дал знак, чтобы люди продолжали итти вольно, и на его лице и на всех лицах его свиты выразилось удовольствие при звуках песни, при виде пляшущего солдата и весело и бойко идущих солдат роты. Во втором ряду, с правого фланга, с которого коляска обгоняла роты, невольно бросался в глаза голубоглазый солдат, Долохов, который особенно бойко и грациозно шел в такт песни и глядел на лица проезжающих с таким выражением, как будто он жалел всех, кто не шел в это время с ротой. Гусарский корнет из свиты Кутузова, передразнивавший полкового командира, отстал от коляски и подъехал к Долохову.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector