Когда выселение возможно?

Новые дома, построенные в Москве по программе реновации

Несмотря на очевидный кризис в экономике, столичные власти не собираются корректировать программу реновации. В начале апреля руководитель департамента строительства Рафик Загрутдинов заявил, что в 2022 году в Москве нужно построить 1,2 млн кв. метров жилья. На эти цели из бюджета столицы выделяется 150 млрд рублей, что на 50 млрд рублей больше, чем годом ранее.

Мы побеседовали с москвичом и архитектором Алексеем Кротовым о том, как отражается реновация на облике столицы и что ждет город в эпоху санкций.

— Вы давний противник реновации. Почему?

— Реновация в Москве изначально задумывалась как коммерческий проект, не социальный. В интересах группы структур, включая столичную администрацию и крупный девелоперский бизнес. Когда город построен, массовое жилищное строительство должно прекратиться и уступить место капитальному ремонту, модернизации, реконструкции всего существующего. А у нас сейчас идет строительство миллионами квадратных метров. Его в крупных городах не должно быть. Горожанам столько жилья не нужно, здесь смертность выше рождаемости, а строительство ведется ради приезжих из малых городов и населенных пунктов, которые вымирают. Провинция превращается в пустыню.

Читайте также:  Корпуса 935 и 936 в следующем году передадут под заселение по программе реновации

Алексей Кротов — архитектор, почетный строитель Москвы, генеральный директор «Архитектурной мастерской Кротова». Летом 2017 года, в разгар кампании по реновации в столице, продемонстрировал свою инновацию — реконструированную по собственному проекту пятиэтажку на Химкинском бульваре. Здание «выросло» на 4 этажа, вместо 100 квартир стало 120. Одну из них, пятикомнатную, купил и сам архитектор, который живет в реконструированном здании вместе со своей семьей.

— Почему? Как развиваться большому городу, в котором растет количество жителей?

— Смотрите: в России огромный жилой фонд — около 4,5 млрд кв. метров жилья. Он требует капитального ремонта раз в 25–27 лет, потому что со временем приходит в аварийное состояние. Первый капитальный ремонт пятиэтажек в стране — а это примерно 500–700 млн кв. метров — пришелся на 90-е годы и по известным причинам не был осуществлен. Второй капитальный ремонт должен происходить сейчас. Но вместо ремонта нам говорят: пятиэтажный жилой фонд устарел, мы его снесем и создадим новый. Но важно понимать, что те многоэтажные дома, которые сейчас возводятся вместо существующих пятиэтажек, через 50 лет также благополучно морально устареют. Вы тогда и их снесете? Этот вопрос я однажды задал Сергею Лёвкину, руководителю департамента градостроительной политики Москвы. Ответа так и не получил.

Читайте также:  Маршала чуйкова 18 50 реновация

Градостроители нам сейчас предлагают цикличность работы. Каждые 50 лет ломай и заново строй. Мол, в Японии так и делается. Но Япония на островах, у нее территории нет, а количество населения — как у нас. А мы в России позволяем себе сносить благополучные еще во многих отношениях дома. При этом продолжает увеличиваться старый жилой фонд, который доходит до аварийного состояния. И этот процесс не остановить с помощью реновации. В итоге проблема не решается, но территория убивается построенными «человейниками», от которых тоже придется освобождаться.

— Не думаю, что всем хочется жить в старых пятиэтажках — даже после капитального ремонта.

— Отсюда вопрос: надо ли делать капремонт или лучше реконструкцию, потому что объемно-планировочные решения пятиэтажек морально устарели. В существующих хрущевках очень узкие комнаты, маленькие кухни и прочие помещения. Их и надо переделать, чтобы морально устаревший жилой фонд уступил место новому современному. Для этого людей надо переселить в новое, а старое не сносить — привести его в порядок. Так мы остановим процесс старения и перехода жилых домов в аварийное состояние. Этот процесс ремонта, модернизации и реконструкции в уже построенном городе перманентный. Именно этим и должны заниматься строители в городах.

Больше всего домов под снос — на востоке и юго-востоке Москвы в районах Кузьминки, Перово, Северное Измайлово

Приведу в пример 5-й микрорайон Северного Тушино, где живу сам. Там требуется 140–160 тысяч кв. метров жилья. Но строится-то, как заявлено в программе реновации, 500 тысяч. Для чего в этом микрорайоне, который был комфортной этажности, с зелеными дворами, столько людей другим людям на голову сажать? Зачем так много коммерческих площадей, которые пойдут на продажу на рынок? Когда жителям Северного Тушино дали на общественное обсуждение проект реновации их микрорайона, они сказали: «Нам такого не нужно, здесь в пять раз больше жилья, нам столько не нужно. Хотим пятиэтажку, как у Кротова». В Москомархитектуре им предложили сделать альтернативный проект. Жители района пришли ко мне, и я им сделал проектное предложение по реконструкции их домов. Но когда дело дошло до рассмотрения, проект заблокировали. Объяснили, что решение лежит в политической плоскости.

— Кто бывал из чиновников в доме, реконструированном по вашему проекту?

— Юрий Лужков. Как мальчишка он бегал по этажам, и ему всё нравилось. Он видел реализацию своей идеи по модернизации жилого фонда не только в Москве, но и по всей стране. Он был государственником. Но рядом с ним были люди, которые затеяли совсем другое — выдернуть землю из-под москвичей и отдать ее девелоперам и администрации города. По сути произошло создание крупного застройщика-монополиста. Началась игра в монополию. На реновацию выделено 3,5 трлн рублей — надо осваивать бюджетные деньги. И ладно бы строили хорошо. Но у нас строят всё хуже и хуже. Отменили все обязательные требования в строительстве, убрали общественные обсуждения проектов. Ходят слухи, что вводят мораторий на отрицательные заключения экспертизы проектной документации. То есть если проект не соответствует существующим нормам, его могут поскорее построить и сдать в эксплуатацию. Отменили даже нормы инсоляции (они мешают бизнесу застраивать многоэтажными домами каждый свободный метр земли. — Прим. ред.). Для чего? Чтобы дома строить еще выше. Это уже чистое вредительство.

Здание реконструированной по собственному проекту Алексея Кротова пятиэтажки на Химкинском бульваре

Власти Москвы анонсировали масштабную программу сноса пятиэтажек в феврале 2017 года. Под снос в основном идут дома серий I-510, I-511 и I-515. В августе 2018 года в Северном Измайлове снесли первую хрущевку. Реновация затронет больше 5000 домов, в которых живут около 1 млн человек (больше всего домов под снос — на востоке и юго-востоке Москвы в районах Кузьминки, Перово, Северное Измайлово). Бюджет реновации оценивается примерно в 3,5 трлн рублей. Переселенцам из их старых домов предлагают переехать в равнозначное или равноценное жилье — или денежную компенсацию. Новые квартиры должны предоставляться в том же районе, за исключением Зеленограда и Новой Москвы. Программу реновации активно критикуют за качество нового жилья и отделки.

— Неужели в реновации нет ничего позитивного?

— Сама ее идея абсурдна. Для чего стягивать население в Москву? У нас и до реновации каждый десятый житель страны уже являлся москвичом. Зачем делать москвичом каждого третьего? С увеличением численности населения одновременно уменьшается количество зелени, дорог и свободного пространства на одного горожанина. Города не должны быть большими, так они хуже управляются. Нужно много маленьких городов. И потом, такие «человейники» нигде в мире уже больше не строят. Только здесь. В других странах от «человейников» наоборот пытаются избавиться. Это рассадник криминала в будущем. Случись что-нибудь с экономикой страны, это будет рассадник криминала.

— Уже случилось.

— Если всё будет плохо, эти «человейники» станут страшным явлением. Мы лишили малые города возможности модернизации и капремонта. Всё перенесли в мегаполисы. Туда, где спрос на жилье больше и его стоимость выше. А значит, девелоперам строить выгоднее, и коммерческий интерес узкого круга лиц прежде всего.

— Получается, вы против расширения столицы. Что думаете о Новой Москве?

— Эту территорию нельзя было присоединять к столице. Градостроители предупреждали об этом. Новая Москва никогда не станет полноценным городом, а тем более столицей. А если и станет, то очень нескоро. Это новое образование, которому нужные свои городские общественные подцентры. Искусственно в чистом поле без социальной инфраструктуры такие районы создавать нельзя. Иначе получится как в известных агломерациях в Южной Америке с устройством фавел. Мы стали тянуть в Новую Москву ветки метро, переполняя столицу людьми при маятниковой миграции. Причем людские потоки стали такой величины, что надо бы строить вестибюли с восемью эскалаторами.

— Вы сказали, что качество новых домов, построенных по программе реновации, ниже среднего. Вы бывали в них?

— Далеко не нужно ходить — только посмотреть отзывы в соцсетях людей, которые раньше выступали за реновацию. Они все плюются и говорят, что обманули. Дома плохие по качеству — потому что бесплатные. Они не продаются на рынке, а отдаются бесплатно переселенцам из пятиэтажек. Я видел целый ряд недостатков, на которые нельзя не обратить внимание. У нас сейчас всё строительство — монолитно-пилонная схема. То есть когда перекрытия монолитные, пилоны монолитные, а наружные стены строятся из эффективного утеплителя и стеновой поверхности. И, как правило, с наружной стороны всё это облицовывается фасадными поверхностями. Так вот, все эти пространства заполняются с большими прорехами и щелями. Эти щели виды, они раскрываются, наружные стены трещат и продуваются. Из квартир видно улицу. Новые инженерные разводки протекают.

— Как вообще строить дальше — при отсутствии импортозамещения?

— Строительная техника через полгода придет в негодность. Всё стареет, это естественный процесс. Включая технику. Ее надо ремонтировать. А если там комплектующие зарубежного производства, кто же нам их даст? Нужно выпускать свою технику — дорожную, строительную, башенные краны и так далее. А строительные материалы — цемент, песок и стальной прокат — у нас есть.

— Кто из ваших коллег против реновации? Таких людей большинство?

— Сложная ситуация. Недавно Николай Шумаков — президент Союза архитекторов и Москвы, и России в одном лице — стал еще советником министра по строительству. А это, в свою очередь, накладывает на него обязательства — не критиковать публично Министерство строительства и его деятельность. А тогда что такое Союз архитекторов, который и должен вести за собой и направлять в нужное русло весь строительный процесс? Целый ряд бывших главных архитекторов городов критиковали реновацию. Между собой, когда мы обсуждаем, многие относятся к реновации критически. Но если известные персоны станут громко об этом заявлять в публичном пространстве, то их просто перестанут куда-либо приглашать, да и заказы они потеряют.

— А вы?

— Меня и не приглашают. Я в черном списке в департаменте градполитики начиная с момента, как я активно выступал против реновации, то есть с самого ее начала.

— Критика реновации отражается на количестве заказов у вашего бюро?

— Конечно. В Москве мне не разрешают строить ничего. Остались небольшие частные заказчики. Уже давно мы работаем даже не вполсилы, а в четверть силы. Нас лишили возможности делать то, что мы умеем лучше других. Мы считаем, что нужно заниматься малоэтажным строительством в малых городах и реконструкцией в больших. Но прибыль сейчас приносит именно многоэтажное строительство. Я проектировал многоэтажные жилые комплексы в столице, мы расселяли аварийное жилье. В 83-м квартале в Хорошево-Мневниках (между улицами Маршала Жукова, Тухачевского, Глаголева и Живописной). Всё, что там построено, построено по моим проектам — большие жилые комплексы до 30 этажей на месте снесенных аварийных пятиэтажек. Но мы это делали комплексно и давали людям в полтора раза больше жилья, чем у них было. А ведь сейчас по реновации людям дают метр в метр. То есть новостройки в Москве сейчас уже морально устарели. Морально устаревшие пятиэтажки сейчас меняют на уже морально устаревшие «человейники».

Я знаю много людей, которые не хотели покидать свои старые пятиэтажные дома. Например, в районе Фили. Оттуда никто не хотел уезжать — из благополучных кирпичных домов. Обжитые районы с историей, зеленью, москвичи там жили поколениями. И вот их заставляют уезжать, выселяют с полицией — заселяйтесь там, где мы вам дадим. И сами дома мне очень жалко. Они могли бы стоять еще и стоять.

— С эстетической точки зрения какие новостройки вам нравятся в Москве?

— Новые дома вызывают не просто отвращение, а ужас. Это концлагеря. Они слишком большие. Дворов нет, пространства нет, все смотрят друг другу в окна. А элитное жилье в Москве аморально, служит социальному конфликту. Оно не должно быть в городе в таком виде. Зачем общество так расслаивать? Мы будем жить в хорошем жилье рядом с Кремлем, а для вас построим фавелы.

Идеал работы — очень деликатное отношение к уже существующему. Если архитектор решил снести постройки своих предшественников, это уже не архитектор. Настоящий профессионал все свои знания направит на то, чтобы улучшить уже созданное. И ни в коем случае не сносить его.

Ранее мы рассказывали о том, как жители Новой Москвы относятся к соседству с приезжими, которые строят им дома. Корреспондент MSK1.RU съездил на место массовой драки на стройке на юго-западе столицы. Мы также писали о том, что жители Кунцева яростно выступают против сноса кинотеатра «Брест».

Люди рассказывают, что их жизнь, мягко говоря, не стала комфортнее после переезда в новостройки

В Москве полным ходом идет реновация, которая стартовала в 2017 году. Людям обещают, что по этой программе они улучшат свои жилищные условия. Чиновники в отчетах строчат, что в новых домах можно жить чуть ли не сразу после получения ключей. Но некоторые новоселы ругаются — говорят, что всё не так.

Корреспондент MSK1.RU Игорь Мещанев поговорил с москвичами и узнал, что им не так с домами, куда их расселили.

Анна Ловкова получила ключи в новой многоэтажке в 2021 году. Вопросы появились сразу же.

— Сначала у нас были проблемы с окнами, хотя они и сейчас есть, — пожаловалась ставшая неформально старшей по подъезду женщина. — Когда дует ветер, в квартире стоит безумный свист. В некоторых местах на окнах образуется лед.

Так жители дома на Новощукинской пытаются утеплить свои квартиры

Снег у жителей дома в Щукино не только за окном

В доме есть как минимум одна квартира, где отопления нет вообще. Она, как говорит старшая по подъезду, принадлежит Департаменту городского имущества города Москвы.

— Эту квартиру мы называем очагом инфекции. В ней никогда не было отопления, и из-за этого прорвало трубу. В итоге затопило соседей снизу. А еще из-за этой квартиры по дому пошла черная плесень, — заявила Анна.

Еще чуть-чуть и видео загрузится

Плесень в коридорах в доме в Щукино

Жители других подъездов тоже жалуются на плесень. И это, по словам Анны, — не единственное последствие потопов.

— У моих соседей полы вздуваются. У одной женщины даже вздулась плитка на стенах в ванной, — уточнила она.

Коридоры в доме по реновации на Новощукинской тоже затапливает

Общей проблемой для домов по реновации стали лифты. При сквозняке они перестают работать.

— Лифт периодически застревает, — пожаловалась жительница новостройки. — Однажды, когда мы только въехали, он вообще начал падать. Потом остановился, поехал резко вверх, а затем так же резко — вниз на первый этаж.

Тем временем в квартирах в доме на Новощукинской подтекает

В новостройке есть проблемы и на парковке. Ее затапливает. Последний потоп произошел совсем недавно.

— У нас в паркинге даже появилось «проклятое место», — добавила женщина. — Часто вода льется именно над ним. Люди боятся ставить туда машины. А по самому паркингу пошла трещина.

Одно из видео потопов в паркинге

Из-за всего этого многие жители новостройки, по словам старшей по подъезду, вынуждены съезжать.

— Люди массово пытаются продать квартиры, — рассказала Анна. — Сложно оценить, сколько уже выехало. Но одна соседка съехала из-за плесени. У всей семьи были проблемы со здоровьем: аллергия, было тяжело дышать.

Вместе с бедами в доме и квартирах у одной жительницы дома на Новощукинской добавилась еще одна сложность. Паспорт на приборы учета воды не соответствовал нужной квартире. Проблемы привели к тому, что жительнице пришла платежка за июнь на 19 тысяч рублей.

Такой платежкой поделилась с Анной ее соседка

Тем не менее жительница многоэтажки в Щукино видит и позитив в программе реновации. Новые дома, по словам женщины, действительно находятся вблизи от старых. И это еще не все.

— Нельзя сказать, что плохо абсолютно всё. В нашем доме часть квартир построена специально для людей с ограниченными возможностями. Кроме этого, нам бесплатно помогали перевозить мебель. Правда, часть при этом поцарапали, — заключает Анна Ловкова.

Марина Науменко осматривала квартиру в декабре 2021 года, тогда же заметила, что в доме есть проблемы.

— Когда я зашла в квартиру, у меня был просто шок, — вспомнила она. — Меня еще успокаивал сын: «Мама, ничего страшного». Я увидела масштаб бедствия, хотя понимала, что не положат более-менее нормальную плитку. Не будет там, допустим, прямо нормальной сантехники, — рассказывает MSK1.RU Марина Науменко.

Двери межкомнатные все на разной высоте от пола: одна упирается в пол, другая висит, всё это с какими-то с ошметками. Потом мне это всё подровняли, конечно, — добавила она.

Москвичка также пожаловалась на плитку в ванной. По словам Марины, она была «как в школе, красная с темно-коричневым цветом». Но еще серьезнее ситуация была с балконом.

— Возле балкона на потолке просто вся штукатурка отлетела. Еще ободок балкона, на который крепится железо, отходит от стены. Снизу даже не пропенили дыры, — уточнила женщина.

В новую квартиру Марина Науменко заселилась в 2022 году. Проблемы с балконом остались. На то, чтобы самостоятельно их исправить и установить новые стеклопакеты, у ее семьи просто не хватило денег.

— Есть еще маленькое окошко для проветривания. Оно не открывается. И вот сейчас, чтобы проветрить кухню, у меня стоят инструменты сына, а дверь на балкон приоткрыта, чтобы воздух шел на кухню, — добавила жительница новостройки.

Также Марина Науменко поделилась такой фотографией потолков

В своей квартире Марине пришлось поменять всю сантехнику в ванной и туалете, заменить плитку и ламинат.

— Родственники мне говорили: «Пойдем на твою квартиру, посмотрим, что тебе не нравится». Когда приходили, то говорили сразу из коридора: «А чего это у тебя какой-то пузырь в комнате?» — добавила Марина Науменко.

Отдельной сложностью для жителей этого дома по реновации стали лифты. Марина описывает ситуацию очень красочно и с иронией:

— Они сделали систему вентиляции «Умный дом», но это сделали для умных людей. Так как нормальных людей нет, которые понимают в вентиляции что-то, там очень уязвимая система. Из-за того, что ветер гуляет, лифты у нас постоянно встают. Дует — и они сразу останавливаются.

Когда лифты работают, легче становится ненамного. Особенно если человек находится в квартире.

— У меня боковая квартира, я сижу на кухне и слышу, как работает лифт, — рассказала женщина. — Соседи тоже мучаются от этого. Ему как будто лет сто: когда он едет, он кряхтит, свистит, ему просто плохо.

Еще одно фото потолков доме на Тайнинской улице

При этом один случай с лифтом заставляет говорить о проблемах без иронии.

— Один раз у меня вообще сын пришел и говорит: «Мам, я думал, я падаю». Видимо, стал падать, и сработала система остановки. Он пришел весь бледный, и его трясло всего, — поделилась с MSK1.RU Марина.

Такая ситуация наблюдается на парковке

Соседи Марины столкнулись с другими серьезными недочетами в своих квартирах.

— Моя соседка сразу увидела, что уже надколот ламинат, и она решила это всё вскрыть, — сообщила москвичка. — Начала поднимать его, а там плесень по коридору и кромке, как идет кухня в ванную.

А еще в этой новостройке не нужны злобные соседи. Батареи стучат и без них. Сами по себе.

— Там какой-то регулятор стоит, — объяснила Науменко. — Если ты его ставишь не на полную мощность, допустим, на три вместо пяти, начинается стук в батареях, будто по ним стучат. И все люди у нас в доме либо отключают батареи, когда тепло на улице, либо ставят на пятерку. И тогда стук прекращается.

А еще в реновационном доме на Тайнинской улице случаются потопы. Квартиру Марины, по ее словам, затопило два раза. Один раз потоп начался с помещения, где люди заключали договора на квартиры.

— Два дня орала сигнализация как потерпевшая, — рассказала Марина. — Никто не реагировал. Хотя наши жители писали, что в этом помещении что-то свистит. В итоге там прорвало трубу, и у нас начался потоп в паркинге.

И даже после этого женщина не остановилась. О проблемах в доме она готова говорить долго.

— У нас в половине дома в коридорах лампочки в одно время перегорели, — сообщила она. — Они здесь поставили такие лампочки, которые «Жилищник» должен заказывать. Ждать долго, потому что там целая система светильников. А у нас коридорного типа этаж, там куча квартир в коридоре.

Марина призналась, что в новой квартире в целом жить стало лучше. Но для этого пришлось потратить около 1,5 миллионов рублей. При этом потребности в переезде женщина не ощущала.

— Я не думала, что такое количество людей переедут и будут все делать ремонты, — рассказала жительница новостройки.

У Марины Гладковой проблемы, связанные с жильем, намного шире. Она признаётся, что помимо сложностей с жильем есть и внутрисемейный конфликт.

— На самом деле восемь человек пытаются впихнуть 56 квадратных метров, — сообщила девушка. — По комнатам квартира как бы «трешка», но по факту площадь «двушки».

Из этих 56 условно 10 скушаны пространством, которое ты не можешь как жилое использовать, — добавила она. — Остается 39,5 жилой площади по техническому описанию. И уже из них съедается этими темными комнатами.

Так выглядят кладовки в квартире на Второй улице Синичкина

Марина Гладкова перечисляет и другие недочеты в квартире.

— Комнаты сейчас холодные, несмотря на то, что отапливают, — рассказала жительница новостройки. — Ветер свистит. Из трех комнат нормально жить можно только в одной, в которой нет балкона и есть самое маленькое окно, потому что там меньше всего дует.

По словам Марины, именно так выглядит батарея в холле первого этажа

Другие сложности похожи на то, с чем столкнулись другие жители домов по реновации.

— Есть проблемы с протеканием, — добавила девушка. — В углах комнаты на месте склейки отошли обои. Сырость была при этом в квартире. Еще швы плохо отделаны.

В новой квартире жильцов удивил еще один сюрприз.

— В одной из комнат прямо под обоями трещина по стене во весь мой рост, — уточнила Марина. — Непонятно, насколько она не пойдет дальше, насколько эта трещина в несущей стене отражает состояние других квартир. Выглядит неприятно.

Если присмотреться, то трещину можно разглядеть на этой фотографии

Проблемы с протеками есть не только в квартире. Вода распространяется по всему подъезду.

— Мне родители присылали из чата дома, что цокольный этаж залила вода, плесень есть, — добавила Гладкова. — На видео лопатой выливают воду. Когда я туда ходила на осмотр, на первом этаже, где нас принимали, там половина стены мокрая, сырая.

Подъезд, судя по описанию жительницы, спроектирован довольно странно. Жительница новостройки считает, что это может сказаться и на пожарной безопасности.

— Основной вход очень маленький, довольно узкий, — пожаловалась она. — Пролезаешь, сразу попадаешь в узкий коридор. Там несколько лифтов, хотя работает только один из них. А коридоры настолько узкие, что там даже и не развести руки в стороны.

По словам Марины, в таких коридорах в подъезде не протиснуться

Тяжелым стало не только проживание в новой квартире, но и сама история переселения в новое жилье.

— Самое ужасное, что они еще принуждали соглашаться на эти квартиры, — заявила Марина Гладкова. — Нас буквально по суду выселяли из старого дома, потому что он был под снос и им надо закрывать программу.

Марина Гладкова описывает и другие методы принуждения, с которыми якобы столкнулись другие москвичи.

— С нами общались в добровольно-принудительной, угрожающей манере: «Либо соглашайся на то, что дают, либо не вякай и иди. Или останешься вообще без дома, без крыши над головой. Что-то не нравится — лишим тебя всего. Что вы тут выступаете, мы, мол, вам и так делаем подачку, что бесплатно вы переезжаете из плохого дома». В другой плохой, правда, — подчеркнула москвичка.

Марина Гладкова выделяет еще один недостаток в новом доме: из этого скриншота, по ее мнению, можно сделать ошибочный вывод о том, что рядом есть просторная территория

Скриншот: Фонд реновации / Fr.mos.ru

На деле территория рядом огорожена, и, как считает Марина Гладкова, дом просто возник на тесном пятачке

Сейчас москвичка готовит документ с претензиями, которые она хочет направить в Фонд реновации и в департамент городского имущества.

По поводу всех жалоб жителей новостроек редакция направила официальный запрос в Фонд реновации Москвы. Их ответ мы опубликуем отдельно.

Ранее MSK1.RU рассказывали по дом по реновации в Измайлово, который заливало водой несколько дней. Кроме этого, одна из хрущевок осталась чуть не под окнами нового дома: когда ее сносили, жители нового дома дышали строительной пылью. Тем временем в центре Москвы по реновации построят шикарный на вид дом, явно не такой, к каким мы все привыкли. Кроме того, эксперт оценил внешний вид новых домов, построенных по программе реновации. Наконец, MSK1.RU побывали на историческом долгострое в Царицыно. Пока по реновации возводят дома, ЖК «Царицыно-2» до сих пор не достроили: читайте самый актуальный репортаж о том, что там происходит.

При обрушении штукатурки с потолка хозяева квартиры чудом не пострадали

Реновация, стартовавшая в 2017 году, для многих москвичей стала синонимом надежды на светлое будущее: вместо квартир в ветхих пятиэтажках им обещали квадратные метры в современных комфортных новостройках. Но всё оказалось не так просто, после переезда новоселы стали отмечать, что условия в новых домах не всегда соответствуют обещанным.

Корреспондент MSK1.RU выслушала жалобы жителей новостроек, которые переехали туда по программе реновации, и узнала, что не так с домами, куда их расселили.

Первый дом по 5-му Рощинскому проезду был сдан в конце 2020 года. Расположение — очень удачное, новостройка внутри ТТК, рядом станция метро Тульская.

— Наш дом считается лучшим реновационным домом, — говорит Ольга, активная участница домового чата. — Это мнение людей, которые прицельно покупали квартиру здесь, сравнивая со многими другими домами, и мнение экспертов, которые занимаются коммерческой приемкой квартир для клиентов.

Но всё же проблемы начались сразу. Например, более полугода, по словам Ольги, из двух лифтов работал только один, второй не был принят в эксплуатацию. При этом рабочий лифт ломался не менее пяти раз в день.

— Отдельная головная боль со счетчиками. В московской ЕИРЦ (информационной системе для учета платежей за помещения, коммунальные и прочие услуги) так и нет возможности оплатить тепло по счетчикам, хотя об этом отдельно громко заявлялось в рамках рекламы программы реновации. Сами счетчики перепутаны, и неясно, к какой квартире какой из них относится.

Все два года, прошедшие после сдачи новостройки, жители некоторых квартир, по словам Ольги, безуспешно борются с протечкой балконов. Подземный паркинг также регулярно заливает.

— Кроме того, у нас регулярно пропадает горячая вода — ломается насос, — вздыхает Ольга. — Прочность самого здания также вызывает опасения: через некоторое время после сдачи новостройки в некоторых квартирах появились трещины, от которых вздуваются обои.

Потолок просто осыпался на пол

Жители полгода после заселения не могли добиться от управляющей компании доступа на лестницу с улицы. На свой этаж подняться они не могли никак, если лифт был сломан.

Снаружи дома выглядят не лучше, чем внутри

Одна из наименее очевидных проблем — жильцам, переехавшим из старого фонда, не знакомы многие аспекты жизни в современных новостройках.

— Эти дома строятся по смарт-стандарту, а переезжают в них люди, которые жили до этого времени в пятиэтажках без лифтов и мусоропровода, — объясняет Ольга. — Как бы дико это ни звучало, к таким домам нужна инструкция по применению. Жильцы, и я в их числе, не умели правильно пользоваться лифтом при перевозке грузов, там есть четкий алгоритм того, какие кнопки надо нажать при погрузке и после выгрузки, чтобы лифт вернулся в штатный режим работы. Еще один нюанс. Вход в дом безбарьерный, и это чудесно! В подъезде установлен «умный» доводчик, который медленно закрывает дверь, позволяя маломобильным жильцам самостоятельно попасть в дом. Но он ломается от попытки закрыть за собой дверь, блокируется намертво. Ремонт доводчика стоит невменяемых денег. Ну откуда нам всем было знать, что дверь нельзя трогать?

Из-за того что жизнь в новостройках многим жильцам доставила много неожиданных неудобств, по словам Ольги, не все готовы оставаться в квартирах, полученных от государства в рамках реновации.

— Насколько я знаю, в нашем доме не меньше 20% переселенцев продали квартиры и переехали в старый фонд, — говорит она.

Трещина, ползущая под обоями

Разочарованием переезд стал и для Яхьи Дасаева, его семье по реновации выдали однокомнатную квартиру в новостройке на Сиреневом бульваре.

— Сообщение о том, что наш дом попал под реновацию, было для нас светом в конце тоннеля, — рассказывает Яхья. — Мне вспоминалась аналогичная программа в эпоху Лужкова, когда новое жилье предоставлялось по санитарным нормам, а разные поколения в семьях расселялись в отдельные квартиры. У меня на работе есть десяток людей, которым повезло попасть в эту программу.

Но еще до нашего переселения в Сети стали появляться жалобы: владельцы квартир рассказывали, что получили от реновации лишь ухудшение жилищных условий. Коснулось это и нас.

— Дети буквально не видят солнца, — возмущается Яхья. — У них очень сильная аллергия даже на цемент, не то что на плесень, а нижние этажи просто тонут в темноте и сырости, на них невозможно жить.

Планировка квартиры также вызывает вопросы: единственная жилая комната имеет зигзагообразную форму, и спальное место для второго ребенка в нее попросту не влезает. Если в старой квартире в комнате было два окна и у каждого ребенка — своя зона, где размещается стол, кровать, то в новой квартире кому-то из них уготовано спальное место на полу с размещением головы или ног под столом.

Форма дома действительно закрывает доступ солнечного света в некоторые квартиры

— Мы попросили за доплату двухкомнатную квартиру. В фонде реновации и в ЦИНе нам сказали, что квартир нет — ни однокомнатных на замену, ни двухкомнатных. Зашел на сайты по продаже недвижимости, там десятки квартир из этого дома выставлены, большинство — в ипотеку, значит, вряд ли из частных рук.

Также, по словам Яхьи, квартира, в которой он с семьей жил раньше, стоит дороже, чем предоставленная государством.

— Новое жилье обменять или продать невозможно, уже узнавали. Тут нет инфраструктуры, нет бесплатной парковки, доехать невозможно, то есть квартиру в этом доме никто не рассматривает вообще. Нарушен сам смысл реновации — это должно быть улучшение, а не ухудшение жилищных условий.

Яхья написал мотивированный отказ в департамент городского имущества, где попросил решить вопрос в получении двушки, так как «жить в предложенной квартире невозможно».

«Ждем соблюдения всех норм и правил при предоставлении новой квартиры, — отметил в отказе Яхья. — Предложение в виде двухкомнатной квартиры не ниже 9-го этажа нас устроит, либо мы будем проживать в старой квартире».

Редакция MSK1.RU направила официальный запрос в Фонд реновации Москвы, чтобы узнать, как можно решить возникшие у жильцов новостроек проблемы. Нам ответили, что трещины в стенах, обвалившуюся плитку или штукатурку на потолке жильцам следует регистрировать как гарантийные случаи, подавая заявление через управляющую компанию. Работа лифтов и пожарной сигнализации также является ответственностью УК.

Что касается ситуации Яхьи, которому отказывают в выдаче другой квартиры, в Фонде реновации ответили, что это зона ответственности Департамента городского имущества Москвы. Мы направили в ведомство запрос и дополним материал сразу, как только получим на него ответ.

По замыслу властей, на месте старых советских домов должны вырасти уютные современные кварталы.

А жители — переселиться из тесных хрущевок в новые удобные квартиры. Но на практике для таких целей строят огромные дома, а собственников выселяют из жилья, не давая большого выбора. Читатели Тинькофф Журнала рассказали, почему им не нравится программа реновации — и даже дополнительные квадратные метры зачастую не компенсируют моральный ущерб.

Содержание:

Причина № 1
Дополнительная площадь не радует, когда из уютного квартала переселяют в человейник

Когда выселение возможно?

Никак дорожит своей квартирой

Люди не понимают, почему реновация — это неприятно. Так как меня это тоже, вероятно, ждет, объясню.

, из низкоэтажного жилья переезд будет в человейник. Вот муж и я, когда покупали квартиру, искали низкую застройку в зеленом районе. Пытались избежать Кудрова, но, видимо, Кудрово придет к нам само. Мне нравится жить в подъезде, где всего 20 квартир и все друг друга знают.

, изменится район. Не будет больше так зелено и свежо. Все посрубают. Сейчас тут хорошо, как в селе. А станет типичная давящая застройка, как в Мурине, Парнасе и Кудрове. Стройки будут то тут, то там. А это пыль и грязь. Ну такое.

Это первое, что пришло в голову. пишет, что зажрались, вот дарят 15 м², а те еще нос воротят. А  были эти 15 м²? Давайте я вам подарю ненужное, что будет требовать много сил. Например, лошадь приведу в вашу квартиру. А что? добро! Столько силы и мяса, что за возмущения? Понимаете?

Причина № 2
По реновации заставляют переехать в квартиру, которую собственник не выбирает

Когда выселение возможно?

Иванова видит экономическую подоплеку

Вспомним, ради чего это все делается. Людей не просто так выселяют, чтобы дать им квартиру побольше на халяву. Городу и застройщику нужна их земля. Их дом сносят, и на месте пятиэтажки на 60 квартир вырастает 17-этажка на 160 квартир. Из этих 160 квартир застройщику нужно 60 выделить собственникам. Остальное — в свободную продажу. То есть это выгодно и городу, и застройщику. Это не халява и не благотворительность, это бизнес, в котором с собственниками никто особо не церемонится.

Я вижу так: люди покупали жилье, выбирали его по параметрам, которые для них важны. Их выселили, нормального выбора не дав. Ну вот как если сейчас придут, попросят с вещами на выход в квартиру, которая не нравится, но зато она на 10 м² больше. Но рядом стройка, голые дворы, в окна смотрит чайхана и все такое.

Я считаю, что справедливо было бы дать людям на выбор хотя бы по три варианта одновременно. А не так, что каждый следующий хуже предыдущего, а к предыдущему вернуться нельзя. Каждый собственник имеет право обсуждать условия сделки, на которых он готов оставить старое жилье. Хотя бы чтобы он в этой сделке не терял в комфорте — по его меркам, а не по чьим-то.

Никак живет в аккуратной хрущевке

Люди думают, что реновация — это подарок. Особенно когда пишут, что была вонючая хрущевка, а стал новый дом. Ну не знаю. В моей хрущевке не воруют и с потолка облицовка не падает.

Реновация — это лотерея. Когда ищешь жилье, сам выбираешь параметры, а тут — что дадут. Вот для меня очень важен вид из окна, чтобы небо видно. Я буду страдать, если окна будут в окна другого дома, как было в предыдущей квартире. Вообще, при покупке жилья мы учитывали много факторов, а переселение — это не выбор. Мой ночной кошмар — первый, второй и третий этажи.

Я забыла также упомянуть чувство собственной беспомощности. Вроде бы принято считать, что дом — это моя крепость, место, где чувствуешь себя в безопасности. А реновация, особенно питерская, — это про то, что никакая это не крепость. Отобрать могут что угодно, если захотят, — и отправить куда хотят.

А ведь мы эту квартиру за свои кровные покупали, с такой любовью тут жили. И налоги всегда платили, честно работаем. Где же наши права и наш голос? Несправедливо это. И несправедливо, что реновация вообще нужна. Скорее переезжать надо, не хочется вообще с этим всем связываться.

Причина № 3
Иногда по реновации переселяют даже не в другой район, а из центра за город

Когда выселение возможно?

Елена Ш. боится, что подпадет под реновацию

В Питере по действующему закону о комплексном развитии территорий, КРТ, могут переселять даже не в своем районе, а в пределах города, в том числе за КАД. Ни копейки город на КРТ не выделяет для собственников, поэтому после оценки по «рыночной» стоимости из трешки приличного размера в центре города у метро можно оказаться в однушке или двушке на окраине. У меня трешка 58 м² в идеальном месте — и даже не пятиэтажная хрущевка, а приличная девятиэтажка. Но она стопроцентно подпадает под условия КРТ в Питере.

Когда выселение возможно?

Вета понимает масштабы своего города

В Санкт-Петербурге переселяют не в пределах района, а в пределах города. А город у нас совсем не маленький — иногда до ближайшего метро без пробок по часу добираться. И плевать, получена квартира по наследству или, к примеру, ты год-два назад взял ипотеку и платить за нее еще не одно десятилетие. И любой дополнительный метр — только и исключительно за твои денежки.

Причина № 4
В новостройках по реновации может быть плохое качество коммуникаций и отделки

Анна за добровольный выбор

Живешь в квартире, купленной на честно заработанные, эта квартира выбрана тобой, обжита годами, тебя в ней все устраивает. А потом тебе нужно все это бросить и переехать в наскоро возведенную новостройку.

И я не соглашусь, что любая новостройка лучше хрущевки. Застройщики могут сэкономить на качестве отделки и лифтах. Часто в новых домах экономкласса бывают проблемы с коммуникациями, окнами, которые продуваются насквозь, и многим другим. Я понимаю, когда людям дают социальное жилье, надо брать и не выпендриваться, а в случае с реновацией это все-таки переезд против воли.

Причина № 5
Если оспаривать переселение, можно остаться вообще без жилья

Когда выселение возможно?

У меня так переселялись друзья в дом по реновации месяца два назад. Семья состоит из супружеской пары и мамы мужа. Квартира была мамина: пятиэтажный дом, нет лифта, хороший евроремонт, ипотека на ту квартиру, жили на последнем этаже.

Когда сказали, что дом под снос, предложили квартиру на втором этаже: нормальный ремонт, площадь такая же, но был нюанс — окна выходили на мусорные баки, причем они находились близко, плюс ежедневный шум от мусоровоза.

Мама друга попыталась оспорить решение, принципиально отказывалась переезжать в эту квартиру. Написала всем, кому можно написать, готова была подавать в суд. В итоге ей сказали: либо вы переселяетесь, либо выселяетесь, и мы вам ничего не даем. Ругаться дальше смысла не было, они собрали вещи в течение недели, сейчас живут в доме по реновации с ипотекой уже на эту квартиру.

Причина № 6
На переезд нужны деньги и время, а тратить их не хочется

Есть люди, которым хочется новых и больших квадратных метров. А есть те, кто не хочет переезжать: все устраивает, даже то, что, сидя за столом на кухоньке, можно дотянуться до чего угодно, не вставая с места 🙂 Слышимость, опять же. Тепло. Соседи. Вид из окна. Ценно даже то, что видно своих старших детей, идущих в школу, или как младшие гуляют в саду.

Известно, что переезд хуже пожара. Из-за перемены места жительства все равно возникают траты на мелкий ремонт или необходимые покупки, которых без переезда не было бы.

Нам предложили четыре одинаково плохих варианта, а когда мы от всех отказались, нас переселили через суд.

С 2019 года наша семья — я, мой муж и сын — временно жила у свекрови в советской пятиэтажке в районе Восточное Измайлово в Москве. Еще в 2018 году дом свекрови попал в программу реновации. В мае 2021 года началось расселение, и мы стали свидетелями того, как все происходило.

Поскольку это была квартира свекрови, всеми вопросами переезда занималась она. Но мы принимали в этом активное участие: помогали ей с выбором квартиры, решали юридические проблемы и ругались с властями. И в силу жизненных обстоятельств получилось так, что мы тоже переехали в квартиру, которая досталась свекрови в новом доме.

В статье расскажу, как проходило переселение, какие варианты нам предлагали, почему все они нас не устраивали и как администрация подала на нас в суд — видимо, потому что мы просто надоели.

Каким был наш старый дом

Пятиэтажка свекрови, которую по программе реновации хотели сносить, была в хорошем состоянии. По документам дом 1961 года постройки не считался аварийным, никаких глобальных проблем здесь не было: ни протекающих инженерных систем, ни промерзаний, ни дырявой крыши. Наверное, фасаду не помешал бы косметический ремонт, но на этом все.

Двор утопал в зелени. С обеих сторон было много высоких деревьев — целый лес. С одной стороны не было машин, только деревья и тропинки без асфальта. А с другой, со стороны подъезда, — парковочные места и неплохая детская площадка. Инфраструктура вокруг хорошая: продуктовые магазины, аптеки, магазины зоо- и хозтоваров, парикмахерская, маникюрный салон, в соседних дворах — детские площадки и хоккейная коробка.

Наверное, этот дом уже не подходил под современные требования к жилью: лифта нет, квартиры маленькие. Так, мы жили в двушке-распашонке площадью всего 42,5 м². Но нас это жилье вполне устраивало, ведь качество жизни зависит не только от площади квартиры.

Свекровь купила эту квартиру в 2009 году. Она сделала хороший ремонт: поставила новые окна, застеклила балкон, в ванной уложила плитку и установила чугунную итальянскую ванну. На кухне поставила гарнитур, сделанный под заказ.

Решение о реновации свекровь восприняла болезненно: одно дело — получить жилье от государства 50 лет назад, а другое — купить не так давно за свои деньги то, что хотелось, вложить еще, приспособить все под себя, а потом узнать, что дом пойдет под снос.

Когда выселение возможно?

Когда выселение возможно?

Когда выселение возможно?

Когда выселение возможно?

Как жильцы узнали о реновации

По рассказам свекрови я знала, что еще в 2018 году состоялось общее собрание собственников жилья по поводу реновации. Организатором была управа, люди собрались на улице, где им рассказали, что всех переселят в новые дома. Собрание прошло тихо, все были воодушевлены хорошими новостями. Больших опасений ни у кого не было, потому что чиновники пообещали сделать так, чтобы всем было хорошо.

По закону тоже полагалось, что переселят в тот же район, а условия проживания не ухудшатся, то есть новая квартира будет по площади как минимум не меньше старой.

Свекровь рассказала, что потом было еще отдельное собрание с заместителем префекта, где объясняли все то же самое. Свекровь спрашивала, будет ли у людей, которые не так давно купили жилье в доме под снос, преимущество при выборе квартир в новостройке. Ей ответили, что будет и ей дадут возможность посмотреть несколько квартир. На всех собраниях жильцы поддерживали реновацию и голосовали за нее.

Срок переезда чиновники определили в три года — и здесь не соврали: в октябре 2018 года строители начали рыть котлован под первый новый дом, а в мае 2021 года стартовало переселение. Оно пошло волнами по мере сдачи новостроек. Кто в какую волну попадал, нам сначала не сообщали, и уже ближе к выбору квартиры мы узнали, что мы в первой волне.

Как рядом с нами начали строить новые дома

Глобально реновация предполагала снос всех старых пятиэтажек в нашем районе и строительство новых высотных домов. Но сразу весь квартал не снесешь, людей надо переселять постепенно. Поэтому сначала в двух местах убрали гаражи и начали рыть там котлованы под два дома.

Предполагалось, что в эти две новостройки переселят жильцов трех ближайших к ним пятиэтажек, в том числе и нас. То есть мы получали жилье почти на том же месте — это было очень удобно и приятно.

Слева — наш новый дом, а прямо — старый, его еще не снесли. Расстояние между ними получилось всего 30 метров

Два первых дома начали строить в октябре 2018 года. Все происходило недалеко от нас, и это был настоящий ад. Стройка не останавливалась даже ночью. В нашем дворе выстроились очереди самосвалов и длинномеров, которые ждали разгрузки. Зимой водители не выключали двигатели, чтобы греть машины. Наша квартира была близко от стройплощадки, и в окна бесконечно летела пыль. А в окна соседней пятиэтажки по ночам светили строительные прожекторы. На парковке стало не хватать мест.

Однажды на стройке начался пожар. Как я поняла, строители пытались скрыть его: ночью заметали следы и весь день клеили новую облицовку. Не знаю, насколько качественно у них получилось.

Мы терпели все это, потому что реновация была для нас долгожданной. В мае 2021 года в эти два дома начали заселять людей, и мы подумали, что скоро придет и наш черед.

Пожар на стройке. Фотографию сделали соседи

Какими получились новостройки

Два реновационных дома, которые построили на месте гаражей, были хоть и похожи снаружи, внутри значительно отличались.

Первый дом был одноподъездным и насчитывал 17 этажей. Его сдали первым и сразу стали заселять. Дом стоял поближе к метро, во дворе имелась хоть какая-то зелень, а для детей стояли игровые конструкции. Но квартиры оказались меньше площадью — в среднем на 3 м² по сравнению со вторым домом. Всего квартир здесь 147.

Это одноподъездный дом в 17 этажей

Рядом с ним есть сносная детская площадка

Второй дом — с двумя подъездами, высотой 15 этажей. Здесь 140 квартир. Этот дом показался мне комфортнее: коридоры в подъездах короче, людей чуть меньше. Но детская площадка была скудная: рядом с гаражом стояли несколько детских приспособлений. Еще поблизости находилось двухэтажное обшарпанное здание с продуктовым магазином на первом этаже и восточным кафе на втором. На крыше этого здания были расположены вышки сотовой связи, а рядом с кафе устроили стоянку таксисты.

Мы поняли, что во втором доме неспокойно: шум от промышленных кондиционеров, разгрузки продуктов, ночных посетителей кафе, таксистов. Антенны поблизости тоже вызывали беспокойство.

Оба дома в ближайшие годы должны были оказаться в кольце из таких же новостроек. А пока их не возведут, нам вновь предстояло жить в пыли и грязи из-за новых стройплощадок поблизости.

Оба дома мы осмотрели, когда ходили на просмотры квартир, всего у нас было четыре таких просмотра.

Когда выселение возможно?

Когда выселение возможно?

Когда выселение возможно?

Как мы выбирали квартиру

В одном из новых домов чиновники организовали штаб, который назывался ЦИН — центр информирования населения. В ЦИНе решали все вопросы по переезду и реновации в целом.

Процедура выбора новой квартиры выглядела так:

  • Жильцам приносили ордера, то есть приглашения на просмотр. Ордера разносили лично по квартирам, но если кого-то застать не удавалось, то кидали в почтовые ящики.
  • С ордером надо было прийти в ЦИН, там делали отметку, и один из сотрудников ЦИНа провожал в квартиру, на которую был ордер. Квартиру разрешали детально осмотреть и сфотографировать.
  • Можно было сразу отказаться или согласиться, но вообще на решение отводилось пять дней. За этот срок надо было сказать, подходит квартира или нет. В течение этих пяти дней можно еще сколько хочешь раз приходить в ЦИН и просить повторно посмотреть квартиру.

Ордера разносили волнами: в нашу пятиэтажку их принесли первыми, через две недели ордера получили жильцы второго дома под снос, а еще спустя две недели — третьего. После этого ордера стали без всякой системы приносить только тем, кто отказался от первых предложенных квартир.

Первый ордер нам принесли в мае 2021 года — в первый дом, в угловую квартиру на девятом этаже площадью 55,1 м². Мы посмотрели квартиру и сразу отказались. Вот причины:

  • Свекровь не хотела жить так высоко — боялась, что, если сломается лифт, ей будет тяжело подниматься.
  • В угловой комнате было два окна, и с учетом дверного проема и выступа в стене мебель было просто некуда ставить.
  • В целом квартира показалась маленькой. Кругом были двери, выступы, проходы, из-за этого сделать нормальную обстановку стало бы проблемой.

Когда мы написали первый отказ, то указали свои пожелания: чтобы квартира была не высоко и не угловая.

Та самая угловая комната. Из-за окон расстановка мебели стала бы проблемой

Второй ордер пришел недели через три после первого в тот же самый дом. На этот раз был второй этаж и 55,1 м² площади. Нам понравилась квартира. Единственное, смутил козырек подъезда буквально в шаге от окна. Наверное, это невелика беда, но мы все переживали, что через козырек можно залезть в квартиру. И отказались.

Когда мы написали второй отказ, долгое время ничего не происходило. В июле я написала две жалобы через портал mos.ru, так как в ЦИНе не могли объяснить, что делать дальше. Скоро пришел ответ, что жалобы рассмотрены, а вместе с ним — третий ордер.

Справа виден козырек подъезда, а слева от него — окно квартиры, которую нам предложили

Третий ордер нам выдали на квартиру во втором, двухподъездном доме. Квартира была на третьем этаже, площадь — 58,2 м². К квартире у нас претензий не было, а вот к дому — хоть отбавляй. Прямо под окнами у кафе шла разгрузка машин, а антенны смотрели прямо на нас.

Мы хотели вернуться ко второму ордеру, но правила переселения таковы, что если уже написан отказ, то аннулировать его нельзя. Поэтому пришлось отказаться от третьей квартиры и ждать нового ордера.

Планировка нас устраивала — за неимением лучшего

Четвертый ордер пришел еще через месяц. Это был уже конец августа 2021 года. Снова третий этаж в двухподъездном доме, площадь 58,2 м². И снова квартира была неплохая, но проблемы во дворе никуда не исчезли. Мы снова написали отказ.

Мы действовали так, потому что знали, что свободных квартир в двух домах еще достаточно, и надеялись найти что-то близкое к идеалу. О количестве свободных квартир узнавали от соседей, которые уже заехали в новостройки. А еще пустое жилье легко найти самому — на дверях таких квартир будут стикеры о том, что они под охраной.

После четвертой попытки свекровь подала жалобу президенту и еще одну — начальнику департамента городского имущества. Пришли ответы, что нам и так предоставляли четыре варианта квартиры, но вопрос будет решен. Мы стали ждать пятый ордер, ведь закон не ограничивает их количество. Но ордер не пришел. Вместо него пришла повестка в суд.

Планировка так себе, она очень запутанная, но в целом здесь не к чему придраться. Нас не устроил дом, а не квартира

Слева вверху на двери видна табличка о том, что квартира под охраной. Это значит, что она пустует. Периодически можно заметить охранников, которые приезжают проверять, все ли в порядке с замками

Почему администрация подала на нас в суд

28 января 2022 года мы получили заказное письмо от департамента городского имущества, ДГИ, — иск в суд. Ответчиками значились все члены семьи: свекровь, я, муж и даже ребенок. ДГИ требовал выселиться из старой квартиры и заселиться в новую — в четвертый предложенный нам вариант.

2 февраля пришла еще одна повестка — такая же, как первая. Потом выяснилось, что департамент подал дважды один и тот же иск, но вскоре в суде разобрались и повторный иск отменили.

На суд пришел представитель ДГИ и все мы как ответчики. Чиновник просил выселить нас — он в основном говорил именно о выселении, а где нам жить, его не интересовало. Мы объяснили судье, что не против выселиться, но хотим нормальный вариант для переезда.

Мне показалось, что судья был не против, чтобы мы поискали еще квартиры, но представитель ДГИ заявил, что больше вариантов нет. Мы же сказали, что свободные квартиры есть.

Судья удалился, а потом вышел и зачитал решение: выселить, заселить по четвертому ордеру.

Свекровь решила, что не будет ничего обжаловать, так как не было сил и нервов на все это. К тому же мы понимали, что все равно обязаны выселиться и ничего с этим не поделаешь.

Такое письмо мы получили на почте

А это решение суда, по которому нас выселили

Как проходил переезд

С момента получения первого ордера прошел год. После суда нам позвонили приставы и сказали прийти к ним. Там нам объяснили, что назначен конкретный день, когда выселяться, и к этому дню надо собрать все вещи. Мы сложили все в коробки, я взяла на работе отгул в счет отпуска. Но за день нам позвонили и сказали, что все откладывается.

Самостоятельно переселяться нам запретили, потому что было судебное решение и при переезде обязательно должны были присутствовать приставы. Еще примерно три недели мы жили на коробках.

Второй проблемой стало то, что ключи от новой квартиры тоже забрали приставы. Если бы не было суда, мы могли бы заранее получить их в ДГИ и начать в квартире ремонт, а теперь все это стало невозможным.

Наш переезд проходил так: в 10 часов утра приехали грузчики и приступили к перетаскиванию вещей в Газель. Грузчиков и машину бесплатно предоставил фонд реновации. Сделали несколько рейсов, благо новый дом стоял совсем рядом. Представитель ДГИ и пристав открыли нам новую квартиру и отдали ключи. Затем они просто стояли у подъезда старого дома и наблюдали, как мы переезжаем.

Примерно в 14 часов мы закончили. Пристав сказал подписать какие-то документы и сдать ему ключи от старой квартиры. Мы так и поступили. У нас на глазах дверь в подъезд заварили сваркой — все остальные квартиры уже пустовали, так как люди переехали раньше.

Ссылка на основную публикацию